Обсуждение в России идеи bail-in, то есть механизма спасения банков с использованием средств кредиторов, свидетельствует о желании властей прекратить использовать государственные деньги для поддержки банков со слабым качеством управления. Об этом говорится в комментарии рейтингового агентства Fitch Ratings.

Совет по финансовой стабильности считает идею bail-in ключевым элементом для эффективного разрешения ситуаций с проблемными банками. В то же время среди ведущих стран с развивающейся экономикой лишь ЮАР пока ввела аналогичное законодательство. ЦБ и Министерство финансов РФ недавно изложили свои идеи по введению bail-in, которое может состояться в 2017 году.

Российские официальные лица указывали, что депозиты физических лиц — кроме, возможно, крупных счетов размером свыше 100 млн рублей — не будут подпадать под bail-in, в то время как другие приоритетные кредиторы могут. Это будет в значительной мере отражать существующий порядок удовлетворения требований, закрепленный в российском законодательстве о банкротстве, которое ставит незастрахованных розничных вкладчиков выше других приоритетных кредиторов.

«С введением законодательства по bail-in у некоторых российских вкладчиков (компаний и, возможно, состоятельных частных лиц) может появиться дополнительный стимул выбирать менее рискованные банки для размещения своих средств. Это может способствовать консолидации высокофрагментированного банковского сектора страны, что мы считали бы позитивным моментом», — отмечают в Fitch.

Аналитики в этой связи напоминают, что в период с 2014 года по январь 2016-го 186 банковских лицензий были отозваны в России и Агентство по страхованию вкладов израсходовало свыше 600 млрд рублей (8 млрд долларов по текущему обменному курсу) на выплаты по застрахованным розничным вкладам. АСВ также израсходовало как минимум 860 млрд рублей с 2011 года (часть этих средств была с тех пор возвращена) на рекапитализацию некоторых проблемных банков. В этих случаях удалось избежать отзыва лицензий и убытков для незастрахованных приоритетных кредиторов. «Мы полагаем, что решения о том, спасать или закрывать банки, зависели от их размера, степени их проблем и, возможно, отношений властей с акционерами или кредиторами банков», — пишут аналитики.

В агентстве также напоминают, что власти РФ предоставляли финансовую поддержку АСВ после совершенных выплат. К концу девяти месяцев 2015 года АСВ получило взносы капитала от государства на сумму 1,1 трлн рублей и кредиты от ЦБ на 873 млрд. Кроме того, за последние два года власти израсходовали (главным образом из Фонда национального благосостояния) приблизительно 940 млрд рублей на предоставление капитала работающим банкам, включая Внешэкономбанк. В сумме эти меры равны 37 млрд долларов (по текущему обменному курсу), или 3,9% оценочного ВВП за 2015 год. «Мы считаем сумму этой поддержки существенной, но посильной для России с учетом низких уровней суверенного долга», — пишут аналитики.

Они отмечают, что суверенная поддержка определяет рейтинги Fitch только у двух российских коммерческих банков: государственного Россельхозбанка, поддерживающего агросектор, и Газпромбанка, чей основной акционер, «Газпром», находится в мажоритарной госсобственности. «Законодательство по bail-in не обязательно приведет к понижению рейтингов этих эмитентов. Мы полагаем, что, возможно, с учетом фактора собственности, роли банков в проводимой политике (Россельхозбанк) и сильного корпоративного акционера (Газпромбанк) поддержка по-прежнему может быть им оказана в случае необходимости», — говорится в обзоре. Вместе с тем рейтинги российских частных банков обусловлены их самостоятельной кредитоспособностью, следует из сообщения.