Министр энергетики РФ Александр Новак считает, что с фундаментальной точки зрения цены на нефть не могут быть выше 50—60 долларов за баррель, поэтому наиболее адекватной ценой для баланса рынка является уровень в 50 долларов за баррель.

«Мы считаем, что рынок сам должен реагировать, министры никак не могут повлиять на рынок. Как только рынок почувствует, что действительно идет сокращение превышения предложения над спросом, он будет соответственно реагировать», — сказал Новак журналистам.

«В любом случае, если фундаментально говорить, то цены не могут быть высокими, выше 50—60 долларов за баррель, потому что в этом случае возвращается сильная инвестиционная активность, реализуются те проекты, по которым сегодня идет сокращение инвестиций, объема добычи, и цены опять будут падать. Поэтому мы считаем, что цена 50 долларов за баррель наиболее адекватна с точки зрения баланса спроса и предложения», — заявил он.

Также Новак рассказал, что период низких цен на нефть в случае отсутствия договоренностей между странами по сохранению добычи на уровне января может оказаться долгим и выйти за пределы 2016—2017 годов.

Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла на встрече в Дохе 16 февраля для поддержки мировых цен на нефть договорились о такой мере, как сохранение добычи в среднем в 2016 году на уровне января, но только если другие производители присоединятся к инициативе. Среди стран, выразивших такую готовность, Эквадор, Алжир, Нигерия, Оман, Кувейт, ОАЭ. Иран и Ирак пока говорят лишь о поддержке шагов по улучшению ситуации на рынке нефти, избегая обещаний присоединиться к заморозке добычи.

«Если же страны не договорятся об этом, дальше будет продолжаться конкуренция, те, кто имеют возможность наращивать добычу, будут ее продолжать наращивать и окончание цикла низких цен будет более долгим. Может, затронет весь 2016 и 2017 год и так далее», — сказал Новак.

«Сегодня, если хотя бы не наращивать добычу, о чем в принципе мы договорились в Дохе, если большинство стран не будет наращивать добычу, тогда у нас за счет роста спроса этот дисбаланс предложения над спросом сократится быстрее», — пояснил министр.