Бывший председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен, чью политику в 2000—2005 годах многие критикуют как способствовавшую созданию предпосылок для нынешнего мирового кризиса, сделал очередную попытку оправдать свои действия на посту председателя ФРС. В статье, опубликованной в Wall Street Journal, Гринспен утверждает, что политика «дешевых денег» не стала основной причиной надувания «пузыря» на американском рынке недвижимости.

Отмечая, что разразившийся кризис оказался самым тяжелым с 1930-х годов, экс-председатель ФРС пишет, что в сложившихся обстоятельствах чрезвычайно важно разобраться в истоках нынешних проблем, понять механизмы, которые привели к резкому падению экономики, учесть это все при восстановлении и реформировании недееспособной ныне мировой финансовой системы.

Среди наиболее часто предлагающихся публике объяснений текущего кризиса самой большой популярностью пользуются две версии. Первая утверждает, что во всем виновата политика «легких денег», которую ФРС проводила после того, как лопнул пузырь «новой экономики» и вызванный обрушением котировок интернет-компаний кризис грозил перекинуться на реальные сектора американской экономики. Еще одним вызовом, заставившим ФРС снижать ставки и делать кредиты более доступными, стал фондовый обвал, спровоцированный террористической атакой на США 11 сентября 2001 года.

Второе объяснение, которое Гринспену кажется более основательным, заключается в том, что спекулятивная эйфория, вылившаяся в надувание «пузыря» на рынке недвижимости, хотя и была связана с проводившейся ФРС политикой снижения ставок, имела основной причиной фиксированные ставки по долгосрочным ипотечным кредитам.

Еще одним источником нынешнего кризиса Гринспен считает «тектонический сдвиг», произошедший в последнее десятилетие ХХ века в большинстве развивающихся стран мира, которые перешли от плановой экономики к ориентированным на экспорт рыночным моделям, предполагавшим чрезвычайно высокий уровень сбережений, сопоставимых с капитальными инвестициями. Избыточные сбережения и денежное предложение привели к снижению стоимости «длинных» кредитных ресурсов по всему миру. И именно эти становившиеся все дешевле длинные деньги спровоцировали бум на рынках недвижимости не только в США, но и по всему миру.