Отказ нефтедобывающих компаний из США сокращать добычу нефти, невзирая на обвал мировых цен на нефть, отчасти обусловлен тем фактом, что премии топ-менеджмента компаний увязаны с производственными показателями: объемами добычи и размером резервов компании. Об этом в статье под названием «Ключевая формула для нефтяных директоров: бури, детка, бури» пишет The Wall Street Journal.

Причиной подобных правил присвоения бонусов связан с тем, что инвесторы привыкли оценивать эффективность работы топ-менеджмента энергетических компаний через акции, стоимость которых зачастую увязывалась с перспективностью компаний, а не их рентабельностью. Издание отмечает, что именно это позволило компаниям произвести больше невостребованных нефти и газа.

Этот же принцип помог нарастить объемы добычи нефти в США на 76% и газа на 31% в период с 2009 по 2015 год.

«Хотите знать, в связи с чем расходы большинства компаний нефтяного сектора превзошли их денежный поток? Просто им за это платят», — отметил глава EOG Resources Уильям Томас в ходе конференции в Хьюстоне.

По оценкам издания, до 75% объема премий связано с достижением показателей по объемам добычи и резервам, однако в большинстве компаний этот показатель находится на уровне от 15% до 40% объема премий. Например, бонусы главы Hess Джона Хесса за превышение поставленных целей в 2014 году составили более 1 млн долларов, тогда как гендиректор Anadarko Petroleum Альберт Уокер получил дополнительно около 1,5 млн, а глава Chesapeake Дуглас Лоулер — 2,7 млн долларов, это более половины его премии от роста добычи и разведанных запасов.