Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) направила в правоохранительные органы 17 обращений в отношении банков-банкротов; возбуждено, в том числе и по заявлениям кредиторов, 10 дел. Об этом сообщил первый заместитель генерального директора АСВ Валерий Мирошников.

В частности, по статье о преднамеренном банкротстве уголовные дела возбуждены по банку «Олимпийский», Содбизнесбанку и Внешагробанку. Руководитель ЛИОС-банка Григорий Панок объявлен в международный розыск. В отношении Кристалл-банка возбуждено 3 уголовных дела, «Олимпийского» — 2, Национального Расчетного Банка — 1, Содбизнесбанка — 2. Дело по Российскому национальному инвестиционному банку прекращено на спорных с точки зрения АСВ основаниях, поэтому корпорация написала жалобу и будет добиваться его возобновления.

Масштабы вывода активов из банков действительно катастрофические, отмечает Мирошников. Это одна из основных проблем, с которой АСВ сталкивается в процессе банкротства или ликвидации банков. В агентстве создано целое подразделение, которое занимается выявлением схем по выводу активов. Если документы банка не уничтожены, то схему определить достаточно легко, но основная проблема — опротестование этих сделок в суде.

«Это очень серьезный вопрос. Когда столкнулись с необходимостью опротестования таких сделок, оказалось, что судебная практика по этому вопросу весьма противоречива. При этом закон написан таким образом, что часть его положений невозможно или весьма затруднительно реализовать», — сказал Мирошников.

Согласно законодательству, АСВ может оспорить предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора в ущерб другим. Для того чтобы сделать это, необходимо соблюдение двух основных условий: сделка должна быть совершена в период шести месяцев до назначения в банке временной администрации и у банка должны иметься другие кредиторы, например по картотеке к корреспондентскому счету. «Как ни странно, даже при наличии этих двух условий в суде крайне сложно оспорить сделку, поскольку суды с такими случаями ранее не сталкивались и иногда только на уровне кассации удается доказать свою правоту», — отметил Мирошников.