Законодательный запрет коллекторских агентств может быть продиктован только целями защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, рассказали RNS в Минюсте России. Комментируя поручение губернатора Кемеровской области Амана Тулеева о запрете деятельности коллекторов в Кемеровской области, в ведомстве напомнили, что гражданское законодательство находится в ведении федерального центра.

«В отсутствие таких исключительных оснований соответствующий запрет будет означать произвольное ограничение свободы экономической деятельности (часть 1 статьи 8, часть 1 статьи 34 Конституции Российской Федерации)», — пояснили в Минюсте.

6 февраля Аман Тулеев поручил областному Совету народных депутатов ввести законодательные ограничения работы коллекторских агентств. Такое решение объяснялось назойливостью и нарушением законодательства коллекторами при взыскании задолженности. 7 апреля Совет народных депутатов принял региональный закон «О неотложных мерах по противодействию коллекторской деятельности (деятельности по возврату долгов), нарушающей права и законные интересы физических лиц».

«Под коллекторской деятельностью (деятельностью по возврату долгов) при этом понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность юридических и физических лиц, направленная на систематическое получение прибыли от действий по взысканию задолженности», — говорится в сообщении Совета народных депутатов, в пресс-службе которого на запрос RNS не ответили.

В Минэкономразвития данный законопроект не поступал, уточнили RNS в ведомстве. Как сообщает Совет народных депутатов Кемеровской области, региональный закон будет действовать до принятия федерального. Его текст не опубликован. 17 февраля спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель Госдумы Сергей Нарышкин внесли в Госдуму законопроект «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов». Правительство дало на него положительное заключение.

«Законопроект разработан для регулирования деятельности по возврату долгов физических лиц, в том числе в части установления способов взаимодействия между кредитором, лицом, действующим от его имени и (или) в его интересах, и физическим лицом для обеспечения защиты прав и законных интересов физических лиц, которые могут быть нарушены использованием недобросовестных методов взыскания», — напомнили в Минэкономразвития.