16 марта были озвучены официальные предложения Российской Федерации к саммиту G20 в Лондоне. Среди них создание наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами. Представляется целесообразным рассмотреть роль МВФ в этом процессе, а также определить возможность и необходимость принятия мер, которые позволят СДР стать признанной всем мировым сообществом «суперрезервной» валютой.

Специалисты финансовой группы «Калита-Финанс», с 1992 года работающей на мировых рынках, дали свой комментарий по данному вопросу.

СДР (специальные права заимствования — SDR — Special Drawing Rights) — квазивалюта, в основе которой лежит корзина национальных валют (0,632 доллара США, 0,410 евро, 18,4 иены и 0,0903 фунта стерлинга; котировки СДР доступны в терминалах Reuters, Bloomberg, а торги — в системе Itrader). СДР были выпущены Международным валютным фондом еще в 1969 году и первоначально играли достаточно скромную роль. Во-первых, это регулирование сальдо внешнеторгового баланса и пополнение резервов тех стран (обычно с развивающейся экономикой), которые находятся в преддефолтном состоянии. Во-вторых, преодоление т. н. «парадокса Триффина».

В 60-х годах прошлого века американский экономист Роберт Триффин сформулировал ключевое противоречие, с которым сталкивается страна-эмитент резервной валюты (США): «…Для того чтобы обеспечить центральные банки других стран необходимым количеством долларов для формирования национальных валютных резервов, необходимо, чтобы в США постоянно наблюдался дефицит платежного баланса. Но дефицит платежного баланса подрывает доверие к доллару и снижает его ценность в качестве резервного актива…». Кроме того, эксперты часто обращают внимание на то, что подобная чрезмерная эмиссия, не обеспеченная полностью ни золотым запасом, ни ВВП страны-эмитента, может подорвать доверие к такой валюте.

Собственно, это в настоящий момент и происходит. Будущее доллара США как основной резервной валюты все чаще экономистами ставится под сомнение. Тут и гигантский суверенный долг в 11 трлн долларов, и громадный дефицит бюджета (по прогнозам, в 2009 году он достигнет 12% от ВВП). Наконец, не стоит забывать и о т. н. сеньораже — эмиссионном доходе (разница между себестоимостью изготовления денежных знаков, бумажных или иных, и их номиналом). Так, известный экономист Сергей Глазьев оценивает сеньораж США в полтриллиона долларов в год. Это приводит к тому, что Россия, импортируя доллары и держа большую часть своих золотовалютных резервов в долларах, вынуждена платить «сеньоражный налог» в размере 15 млрд долларов ежегодно.

Очевидно, что подобная ситуация не устраивает ни власти РФ, ни правительства других развивающихся стран. Однако представляется, что наделение МВФ правом печатать банкноты и эмитировать СДР для целей обслуживания мировых финансовых потоков и торговли не сможет решить вышеуказанных проблем. Во-первых, уставной капитал МВФ составляет всего 217 млрд СДР (по текущим котировкам в торгово-информационной платформе Itrader, это 321 млрд долларов). Для целей международных накоплений и обращения нужно около 1 трлн СДР. То есть необходимо резко, в разы, увеличивать квоты стран-участниц МВФ, что в ситуации финансового кризиса вряд ли возможно. Во-вторых, самым большим количеством голосов в МВФ обладают США — 17,5%. Следующие крупные участники — Япония и Германия (6,3 и 5,53% соответственно). Другими словами, основной доход и контроль за эмиссией новой мировой валюты, будь такая действительно выпущена, все равно будут иметь Соединенные Штаты.

Специалисты «Калита-Финанс» отмечают, что глобальный финансовый кризис обострил проблемы мировой экономики и выявил изъяны нынешней валютной системы, при которой одна и та же валюта является одновременно и международной резервной, и национальной. В то же время эмиссия новой «суперрезервной» валюты на базе СДР Международного валютного фонда вряд ли сможет кардинально исправить перекосы в мировой экономике.