Уполномоченные представители Банка России в 2015 году провели 647 проверок кредитных организаций. Об этом сообщается в разделе «Инспектирование кредитных организаций» годового отчета ЦБ.

Внеплановые проверки составили 29,8% от общего числа. Они были связаны с увеличением уставного капитала и необходимостью исследования операций, которые, по оценке дистанционного надзора, могли генерировать высокий уровень риска, поясняется в документе.

По результатам проверок кредитных организаций были зафиксированы нарушения, связанные в основном с недооценкой кредитных рисков (64,9% всех нарушений) и неисполнением требований законодательства в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (21,1%), следует из отчета. В части завышения качества активов, помимо недооценки кредитного риска, устанавливались факты направления кредитов на погашение безнадежной задолженности по ранее выданным ссудам, неправомерного использования обеспечения в целях минимизации резервов на возможные потери по ссудам. Практика инспекционных проверок показала наличие существенных рисков, обусловленных кредитованием банками юридических лиц, не осуществляющих реальной деятельности. Продолжались манипуляции с векселями: были установлены факты непостановки на учет авалированных банком векселей третьих лиц, зафиксировано наличие в портфелях банков фиктивных векселей юрлиц (имеющих одинаковые реквизиты, но приобретенных разными физическими лицами), сообщает ЦБ.

Также были выявлены факты камуфлирования кредитными организациями рисков путем предоставления средств непубличным компаниям — нерезидентам на финансирование их деятельности за рубежом, в том числе путем оплаты аккредитивов. Указанные сделки характеризовались нетранспарентностью расчетов и движения товара, а также наличием для российских банков правовых рисков в рамках действия иностранного законодательства.

В ходе проверок отмечались проблемы с подтверждением достоверности сведений об остатках денежных средств или ценных бумаг при их размещении в иностранных банках (на корсчетах или в виде межбанковских кредитов) и иностранных депозитариях. При этом в течение длительного времени наблюдались наличие неснижаемого остатка по данным активам, отсутствие либо незначительность оборотов, что свидетельствовало о возможном отсутствии экономической целесообразности размещения активов и (или) наличии признаков фидуциарных сделок.

Имели место случаи искусственного создания «активного рынка» паев ЗПИФов и поддержания их биржевых котировок в целях формирования текущей стоимости этих активов. Также выявлялись непрозрачные операции с ценными бумагами, направленные на сокрытие факта их отсутствия. Устанавливались операции по замене ссуд сомнительного качества на ипотечные сертификаты участия, при этом в состав ипотечного покрытия включалась недвижимость, стоимость которой была существенно завышена.

В ходе проверок организации потребительского кредитования выявлялись факты сокрытия реальной продолжительности просроченной задолженности, недействительности паспортов заемщиков и представления заемщиками недостоверных сведений о полученных доходах.

Устанавливались факты проведения банками агрессивной политики по привлечению средств населения с использованием операций «схемного характера». Ряд схемных конструкций были направлены на занижение реальной величины обязательств банка перед вкладчиками: часть обязательств выводилась в область внесистемного учета, в том числе посредством многочисленных сделок по переводу средств вкладчиков на счета подконтрольных некредитных финансовых организаций. Полученные средства направлялись НФО на выдачу микрозаймов физическим лицам и в ряде случаев являлись единственной ресурсной базой этих НФО, что создавало существенный риск для кредиторов и вкладчиков банка.

В составе собственных средств ряда кредитных организаций были обнаружены ненадлежащие источники, образованные процентными доходами, комиссиями, а также вознаграждениями от связанных страховых компаний, сформированными за счет средств самого банка.

Также устанавливались факты потери ликвидности и несвоевременного исполнения кредитными организациями распоряжений клиентов.

Как сообщалось, в отчете ЦБ в числе прочего говорится, что принятые регулятором меры по повышению эффективности выявления сомнительных операций позволили в 2015 году существенно сократить объемы вывода денежных средств за рубеж и операций по обналичиванию денежных средств в банковском секторе.