Опасения по поводу уровня российского долга сильно преувеличены. В отличие от стран Восточной Европы, где происходит обвал валют и банковской отрасли в результате чрезмерной закредитованности экономики, у России достаточно средств для того, чтобы пережить потрясения. Инвесторам следует опасаться не системных рисков, а специфических рисков отдельных компаний, считают аналитики компании «Тройка Диалог».

Объемы валютных активов значительно превышают внешний долг РФ. По оценке специалистов «Тройки», в России валютные активы государства и частного сектора экономики составляют около 622 млрд долларов, что куда больше валютного внешнего долга, равного 367 млрд долларов (его объем за последние два квартала существенно сократился благодаря погашениям). Россия прошла пик платежей по внешнему долгу в IV квартале 2008 гоода, сальдо счета текущих операций положительное, и экономика не столкнется с системными трудностями при выплате в ближайшие 12 месяцев 122 млрд долларов, считают в «Тройке».

Золотовалютные резервы России не испарились. Их сокращение было, по сути, перераспределением валюты от государства частному сектору для снижения долговой нагрузки и накопления ликвидных валютных активов, говорят эксперты.

Долговая нагрузка частного сектора невысока. Совокупный долг компаний составляет половину от прогнозного ВВП РФ за 2009 год — в сравнении с другими странами это не слишком много. Его масштаб также не вызывает опасений и в сравнении с прибылью и активами компаний. Отношение долга населения к ВВП равно 9% — это очень мало. Таким образом, в России нет системной проблемы неплатежеспособности в том виде, в каком она есть на Западе. Для ряда крупных бизнесменов и компаний угроза банкротства, конечно, реальна, но по отдельным случаям неплатежеспособности нельзя делать вывод о слабости всей системы.

Наиболее серьезные проблемы накопились у компаний, ориентированных на внутренний рынок. По оценке «Тройки», предприятия этой категории должны в общей сложности 38 млрд долларов иностранным банкам и 75 млрд российским. В сумме отношение этого долга к ВВП равно 9%. Поэтому банкротства и вынужденная реструктуризация долга, вероятнее всего, затронут именно компании, работающие на внутренний рынок, говорят аналитики.

Доля безнадежных кредитов едва ли вырастет до неприемлемых уровней. В абсолютном выражении объем заимствований (в том числе валютных) сравнительно невысок, а половина активов банковского сектора подконтрольна государству. Поэтому вероятность кардинального ухудшения качества кредитов невелика. Сейчас доля просроченных кредитов равна 2,8%, и при сохранении текущей динамики к концу года она может достичь 6—7%. По оценкам «Тройки», 10-процентный уровень — это максимально возможное значение, а никак не минимальное.

Банковский сектор РФ устойчив, говорят эксперты. Резервы вдвое превышают объем просроченных кредитов, а чистая процентная маржа составляет 4—5%, поэтому даже если доля безнадежной задолженности в текущем году и достигнет 10%, это не станет системной угрозой для банковского сектора. Кроме того, достаточность капитала составляет 17% — это на 5 процентных пунктов выше обязательного уровня. Поэтому для того, чтобы отрасли потребовались системные вливания ликвидности, доля просроченных кредитов должна будет достичь 14—15%. В банковском секторе валютных активов больше, чем валютных пассивов, а на долю валютных кредитов компаниям, ориентированным на внутренний рынок, приходится лишь 15% совокупного объема. Кроме того, государство уже предоставило банкам достаточно средств для замещения иностранного капитала, отмечают аналитики компании «Тройка Диалог».