Несмотря на ожидание коллапса неплатежей, зимой 2009 года этого не произошло, пишет в понедельник «Коммерсант». Как свидетельствуют данные Росстата, в январе 2009 года из-за недоступности банковского кредитования и высоких девальвационных ожиданий темпы роста просроченной кредиторской задолженности в годовом выражении увеличились до 30,5% — с 19,5% в декабре 2008 года. Опрошенные изданием экономисты сходятся в том, что уже в феврале темпы роста неплатежей замедлились, а цепочки неплатежей формируются лишь в наиболее пострадавших от промышленной рецессии секторах экономики — металлургии, автопроме, машиностроении.

«Увеличение просроченной задолженности перед поставщиками является стандартным ответом на сжатие спроса, отсутствие доступа к кредитным ресурсам и удорожание импортных компонентов. Лучше всего рост кредиторки работает при высокой инфляции и позволяет прятать часть убытков», — поясняет Юлия Цепляева из Merrill Lynch.

По расчетам Центра стратегических исследований Банка Москвы (ЦСИ), на фоне положительных реальных ставок по кредиту рентабельность реального сектора сократилась с 10,9% в III квартале 2008 года до −0,8% в IV. Это фактически лишило предприятия доступа к кредитам даже на финансирование оборотного капитала, и они были вынуждены финансировать текущую деятельность за счет увеличения объема неплатежей.

В ЦСИ полагают, что реальный сектор пока не откликнулся на высокие ставки ростом «плохих» долгов, так как все еще ждет помощи государства. Исходя из этой логики, «точка перелома» — массовое прекращение ожидания госденег, смена стратегий и поиск спасения на рынке денежных суррогатов — может прийтись на середину 2009 года. Впрочем, опрошенные изданием экономисты считают, что вероятность такого сценария слишком мала.

«Пока неплатежи не достигли такого уровня, который грозит системными негативными эффектами для экономики и кумулятивным ростом неплатежей», — считает Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank. С ним соглашается Юлия Цепляева, отмечая, что «если в девяностые просроченная кредиторка доходила до 10% ВВП, то сейчас не больше 2%». Более того, господин Лисоволик отмечает, что если в январе 2009 года темпы роста задолженности по зарплате в годовом выражении составляли 50%, то в феврале 2009 года они сократились до 16%.

«Рост кредиторской задолженности прекратится вместе с тем, как валютный рынок перестанет приносить банкам сверхдоходы и они вернутся к кредитованию реального сектора. В реальности это происходит с середины февраля», — говорит Цепляева.