Сенатор Антон Беляков внес в Госдуму законопроект о переносе вступления в силу требований «пакета Яровой» к операторам связи и интернет-компаниям на пять лет — с 1 июля 2018 года на 1 июля 2023-го. Это следует из текста документа, размещенного в электронной базе законопроектов Госдумы.

Ранее президент РФ Владимир Путин подписал пакет антитеррористических законов, авторами которого выступили депутат Ирина Яровая и сенатор Виктор Озеров. 14 июля президент также поручил Минкомсвязи и Минпромторгу оперативно подготовить техническое задание для российских компаний по производству оборудования для хранения данных на территории РФ согласно требованиям «пакета Яровой».

С 1 июля 2018 года закон обязывает операторов связи в течение трех лет хранить сведения о фактах приема, передачи, доставки и обработки голосовой информации и текстовых сообщений, изображений, звуков и видео. Самый «тяжелый» контент — содержание сообщений, изображения, звуки и видеоинформацию — операторы должны хранить шесть месяцев. Всю эту информацию также необходимо будет предоставлять по запросу спецслужб.

Помимо операторов связи определенную информацию будут обязаны хранить и интернет-компании. В частности, в течение года компании должны будут хранить сведения о фактах передачи информации и данные о пользователях. Кроме того, при использовании дополнительного кодирования электронных сообщений интернет-компании должны предоставлять ФСБ ключи для декодирования этих сообщений. Нераскрытие такой информации грозит штрафом до 1 млн рублей.

Согласно документу, указанные положения должны вступить в силу с 1 июля 2018 года, что, как отмечает Беляков, «представляется излишне коротким переходным периодом для реализации столь масштабных и технически сложных задач, требующих больших вложений со стороны игроков рынка».

Автор поправок напоминает, что ранее операторы оценили затраты на исполнение требований закона более чем в 2,2 трлн рублей, «причем основная часть этой суммы не зависит от сроков хранения информации, так как пойдет на создание системы управления и поиска данных, системы идентификации сообщений и глобальной модернизации сетей связи».

Кроме того, операторы заявляли о возможном увеличении цен на услуги связи в два-три раза после вступления закона в силу.

«Помимо значительных финансовых затрат, предусмотренных в весьма короткий промежуток времени, стоит учитывать и техническую сложность поставленной задачи, включающей в себя создание принципиально новой инфраструктуры связи, аналога которой пока нет ни в одной стране мира», — подчеркивается в документе.

В частности, на каждой из многочисленных точек приема информации — как на входе, так и на выходе — будет необходимо установить съемник информации для записи и отправки ее в место хранения с оцифровкой и записью звонков аналоговых линий операторов фиксированной связи.

Как отмечает Беляков, «по данным, озвученным Минэкономразвития, сейчас производителей, равно как и необходимых мощностей для выполнения этого заказа, просто нет, и на их создание потребуется значительное время». Если в законе сохранится предполагаемый двухлетний переходный период, то это «может привести к вынужденному размещению столь масштабного и стратегически важного заказа на зарубежных площадках».

По мнению сенатора, это «не только снижает возможный синергетический эффект для российской промышленности от принятых поправок, но и противоречит поручению президента, предусматривающему хранение данных с использованием российского оборудования и российского ПО».

Интернет-компаниям также потребуются значительные затраты на исполнение требований «пакета Яровой». «Для выполнения требований закона в области сохранения информации в сети Интернет необходимо создание новых дата-центров, которых сейчас в достаточном количестве в России нет», — полагает Беляков. Он приводит данные iKS-Consulting, согласно которым по итогам 2015 года количество серверных стоек в российских центрах обработки данных (ЦОДах) составило 27,8 тыс.

«Уже к 2018 году для реализации требования закона их число нужно будет увеличить в два раза с сопутствующим формированием новых обширных каналов для передачи и обработки информации», — поясняет сенатор. При этом средний срок строительства ЦОДа составляет не менее трех-четырех лет.

Требование о предоставлении ФСБ ключей для декодирования сообщений, по мнению автора документа, является «технически неосуществимым».

«Большая часть компаний, использующих шифрование приложений, хранит все ключи на компьютерах конечных клиентов, и отдавать эти ключи компании не имеют возможности в силу отсутствия какого-либо доступа к ним», — подчеркивает Беляков.