Центробанк опубликовал показатели достаточности международных резервов РФ по состоянию на 1 апреля 2016 года.

Напомним, в январе этого года ЦБ впервые выложил новую статистику (за период с 2009 года на поквартальной основе, с последними данными на 1 октября 2015-го) в целях расширения состава информации для анализа устойчивости экономики страны к внешним рискам. Наряду с показателями достаточности международных резервов для покрытия отдельных видов рисков в сводку включается также композитный индикатор, предложенный Международным валютным фондом при оценке совокупности рисков для стран с развивающимися рынками.

За три месяца потребности РФ в резервах для покрытия рисков выросли, но увеличилась и разница между потребностями и фактической величиной резервов, свидетельствует статистика.

Величина резервов, достаточная для финансирования трехмесячного импорта, уменьшилась с уточненных 70,4 млрд долларов до 67,6 млрд. Вместе с тем величина, достаточная для финансирования платежей по внешнему долгу в предстоящие 12 месяцев (так называемый критерий Гвидотти), выросла со 127,7 млрд до 128,6 млрд. Но значение критерия Редди, представляющего собой сумму двух вышеуказанных показателей, все-таки несколько снизилось — на 1,9 млрд долларов, со 198,1 млрд до 196,2 млрд.

Между тем величина золотовалютных резервов, достаточная для финансирования 20% обязательств, включенных в широкую денежную массу, повысилась со 141,4 млрд долларов до 148,8 млрд, или на 7,4 млрд.

В свою очередь композитный индикатор МВФ (ARA EM), формула расчета которого приводится в методологическом комментарии ЦБ и который представляет собой величину международных резервов, достаточную для финансирования оттока средств при реализации совокупности рисков, составил на 1 апреля 2016 года 177 млрд долларов против 171,4 млрд тремя месяцами ранее, то есть увеличился за квартал на 5,6 млрд.

Фактическая величина международных резервов РФ выросла за отчетный период на 18,6 млрд долларов, составив на 1 апреля 387 млрд против 368,4 млрд на начало текущего года.

Таким образом, разница между фактической величиной резервов и потребностью в них для компенсации рисков (по композитному индикатору МВФ) по итогам I квартала текущего года увеличилась, составив 210 млрд долларов на 1 апреля против 197 млрд на начало 2016-го.