В начале сентября истекает срок, отпущенный президентом России Владимиром Путиным российским ведомствам, чтобы решить, можно ли в России наладить выпуск оборудования для исполнения закона, разработанного депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. Согласно этому закону, подписанному Путиным в июле текущего года, с 1 июля 2018-го российские операторы связи и интернет-провайдеры будут обязаны до полугода (точный срок назовет правительство) хранить весь трафик клиентов — звонки, письма, файлы, разговоры, а сведения о самих фактах передачи информации — по три года.

Президент России подписал «пакет Яровой»

Президент России Владимир Путин подписал пакет антитеррористических законов, внесенный депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. Об этом сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Как стало известно газете «Ведомости», ФСБ предлагает использовать для этого оборудование СОРМ (системы оперативно-разыскных мероприятий), уже установленное на сетях операторов связи и предназначенное для прослушки.

Для записи данных это оборудование использует так называемый кольцевой буфер СОРМ, объясняют собеседники «Ведомостей», близкие к двум операторам. Сейчас он по кругу записывает трафик конкретных пользователей — тех, в отношении которых идут оперативно-разыскные мероприятия, — и хранит записи по 12 часов. ФСБ предлагает расширить память буфера, чтобы она хранила трафик всех пользователей и не 12 часов, а шесть месяцев, говорят собеседники газеты. Знает об этом и чиновник, близкий к Минпромторгу.

Сейчас в кольцевом буфере хранится только трафик передачи данных, а ФСБ предлагает записывать и разговоры, продолжают источники, близкие к операторам. Затраты на доработку системы, очевидно, лягут на операторов, предполагает один из них. Нынешний массив памяти СОРМ устроен так, что для доступа к конкретной записи необходимо пролистать все предыдущие, но в масштабах требований закона Яровой эта процедура крайне неудобна, говорит он. Значит, в кольцевой буфер придется встраивать дорогостоящую систему поиска и индексации информации, которую нужно создавать с нуля, резюмирует человек, близкий к другому оператору.

СОРМ — система распределенная: на стороне спецслужб находится лишь пункт управления, а саму систему съема и хранения данных (включая кольцевой буфер) размещает на сети сам оператор на свои деньги, объясняет основатель сайта agentura.ru Андрей Солдатов. Он уверен, что сейчас СОРМ обрабатывает весь поток данных абонента — и голос, и интернет-трафик.

Использование существующей СОРМ для реализации закона Яровой обсуждалось на временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества, рассказала «Ведомостям» сенатор Людмила Бокова. Существующая система не предназначена для записи и последующего съема голоса, поэтому ее нужно расширять возможностью записи голоса, его идентификации и группировки, пересказывает она ход совещания. Нынешний кольцевой буфер для этого не может быть использован — потребуется новая технология, и желательно отечественная.

Производственный и научно-технический задел российских производителей позволяет строить различные системы, не спорит представитель Минпромторга. Но технические требования к оборудованию, которое нужно для исполнения закона, должны готовить операторы, отталкиваясь от архитектуры сетей и масштабов трафика, — проанализировав эти требования, Минпромторг и радиоэлектронная отрасль смогут предложить технические решения. Представитель Минкомсвязи не прокомментировал ситуацию.

Лицензии ФСБ на разработку специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, есть, например, у компаний «МФИ Софт», «Техаргос», «Норси-Транс», следует из данных «СПАРК-Интерфакса» и сайтов компаний. Сотрудник «МФИ Софт» не стал обсуждать ситуацию, связаться с другими компаниями «Ведомостям» не удалось.