В рамках расследования хищений в объеме 1,5 млрд рублей у вкладчиков Нота-Банка, чья лицензия была отозвана 24 ноября 2015 года, были арестованы совладельцы кредитной организации, стало известно газете «Коммерсант».

Расследованием обстоятельств хищения средств вкладчиков Нота-Банка изначально занималось следственное управление УВД по Северо-Восточному округу Москвы, однако из-за особой сложности дела его материалы были переданы в следственный департамент МВД. После этого следственные действия резко активизировались: сотрудниками полиции были проведены десятки обысков, а также задержаны бывший председатель правления Нота-Банка и его совладелец (ему принадлежат 13,57% акций) Дмитрий Ерохин, его младший брат Вадим Ерохин, который также входил в правление Нота-Банка и был его совладельцем (3,15% акций), а также экс-финдиректор Галина Марчукова.

Всем троим следствие инкриминировало мошенничество в особо крупном размере. В свою очередь Тверской райсуд Москвы, куда обратились представители МВД, арестовал на два месяца каждого из банкиров. Защита Дмитрия Ерохина обжаловала арест в Мосгорсуде, полагая, что он может быть освобожден под залог или находиться под домашним арестом, но ей было отказано.

СМИ узнали о возбуждении уголовного дела в связи с мошенничеством в Нота-Банке

МВД России возбудило уголовное дело в отношении неустановленных лиц, связанных с Нота-Банком, по статье о мошенничестве. Копия постановления есть в распоряжении Forbes.

Расследование в отношении руководства Нота-Банка началось после обращения в полицию гендиректора ПАО «Мостотрест» Владимира Власова, напоминает «Коммерсант». Как следует из фабулы расследования, 5 августа 2015 года «Мостотрест» внес в банк депозит на сумму 1,5 млрд рублей, это было обязательным условием выдачи Нота-Банком гарантии на сумму 2,2 млрд. Гарантия была необходима входящей в «Мостотрест» компании «Трансстроймеханизация» для участия в конкурсе на реконструкцию хабаровского аэропортового комплекса «Новый». «Трансстроймеханизация» выиграла конкурс, однако в октябре «Мостотрест», узнав о введении в Нота-Банк временной администрации, решил отказаться от гарантии и вернуть свои деньги. Сделать это не удалось: банк не исполнил платежные поручения.

Как полагает следствие, предправления Дмитрий Ерохин, подписывая гарантию, знал, что банк с учетом его финансового состояния не сможет исполнить взятые по ней обязательства.

Представитель «Мостотреста» Роман Головкин подтвердил «Коммерсанту», что компания выступает потерпевшей стороной по делу, но от подробных комментариев воздержался. Связаться с адвокатами обвиняемых газете не удалось.

Сейчас, по данным источника издания, в уголовном деле еще несколько эпизодов, в том числе связанных с выдачей кредитов под сомнительные проекты и фиктивным заемщикам. Суды удовлетворили требования Агентства по страхованию вкладов, осуществляющего процедуру конкурсного производства в Нота-Банке, о взыскании с таких заемщиков более 834 млн рублей, однако половину этой суммы вернуть не удалось, поскольку у должников не оказалось ни денег, ни имущества, на которые можно было бы обратить взыскание. В связи с этим АСВ готовит обращение в правоохранительные органы.

Нота-Банк специализировался на обслуживании предприятий ВПК. Среди его клиентов были структуры «Ростеха» и концерн ПВО «Алмаз-Антей».