Правительство, возвращающееся к стратегическому бюджетному планированию, намерено провести так называемую «фискальную девальвацию» — снизить отчисления бизнеса в социальные фонды и одновременно повысить НДС, пишет в своем обзоре экономист HSBC по России и СНГ Артем Бирюков.

О планах такого широкого налогового маневра в последние месяцы сообщали федеральные чиновники. Он может быть частью более широкой среднесрочной программы по стимулированию экономического роста, так как фискальная девальвация прежде всего направлена на стимулирование чистого экспорта, считает экономист HSBC.

Под фискальной девальвацией экономисты понимают использование налоговых преобразований с целью достижения тех же стимулирующих эффектов, что дает девальвация курса национальной валюты. В общем виде речь идет о снижении налогов, которые влияют на стоимость производства (страховые взносы за работников или налог на прибыль), за счет увеличения налогов на конечное потребление, таких как НДС. В теории это делает товары более дешевыми и более привлекательными на международных рынках (экспортные операции не облагаются НДС).

Снижение социальных взносов в теории может вывести серые зарплаты из тени. Минфин России оценивает недобор доходов бюджета из-за «теневых» зарплат в 2 трлн рублей. Из этого следует, что в тени находится около 4—5 трлн зарплат, пишет HSBC. «На данный момент мы достаточно скептически относимся к возможности вывести такой огромный объем зарплат из тени в обозримой перспективе ввиду относительно невысокого уровня доверия к текущей модели пенсионной системы», — отмечает Бирюков.

Правительство хочет сбалансировать федеральный бюджет к 2020 году. Для этого потребуются фискальные меры в размере около 4% ВВП, власти планируют сокращать дефицит на 1% ВВП в год. «Правительство де-факто одобрило заморозку расходов федерального бюджета на уровне 15,8 триллиона рублей в 2017—2019 годах. По нашим оценкам, это обеспечит снижение дефицита федерального бюджета на 2,7% ВВП из необходимых 4%», — говорится в отчете HSBC. Остальное планируется получить за счет стимулирования доходов, в частности повышения собираемости налогов.

Влияние такой бюджетной консолидации на экономический рост будет «достаточно умеренным» — вряд ли превысит в совокупности 0,5% ВВП, считает HSBC. Но есть ряд рисков, которые могут помешать этим замыслам. В частности, президент Владимир Путин пока публично не озвучил свою позицию по этому вопросу, отмечает Бирюков, хотя возвращение Алексея Кудрина в число людей, ответственных за разработку среднесрочной экономической стратегии, можно трактовать как «своего рода поддержку президентом проведения фискальной консолидации».

Сорвать программу фискальной консолидации, по мнению HSBC, может резкий рост цен на нефть или, наоборот, их резкое падение. Возврат к дорогой нефти просто-напросто лишит правительство стимулов к ее проведению, а резкое падение выдвинет на первый план необходимость фискального стимулирования экономики.