В августе, в годовщину отзыва лицензии у Пробизнесбанка, его вкладчики — юридические лица подали повторное обращение в Генпрокуратуру в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Об этом рассказал газете «Известия» Нерсес Григорян, возглавляющий инициативную группу юрлиц — кредиторов Пробизнесбанка.

Газета отмечает, что в кредитной организации находилось более 50 тыс. счетов юрлиц, для многих из которых (а это в основном представители малого и среднего предпринимательства) уход Пробизнесбанка стал крушением бизнеса.

«Когда отзывают лицензию у банка с такой «дырой» (около 67 миллиардов рублей. — Прим. «Известий»), для малых предпринимателей это означает не только крушение бизнеса, но и, как правило, всей жизни, — говорит Григорян. — У многих помимо расчетного счета в банке были и кредиты, которые люди брали под оборотные средства. И вот теперь этих средств нет, а долги остались. Причем многие брали также кредиты под залог имущества».

Инициативная группа кредиторов Пробизнесбанка сначала обратилась с письмом к бизнес-омбудсмену Борису Титову, а ближе к концу года более 200 компаний — клиентов рухнувшей организации подали в ГУ МВД по Москве и в Генпрокуратуру коллективное заявление с просьбой проверить правомерность действий не только руководства лишенного лицензии банка, но и сотрудников ЦБ и Агентства по страхованию вкладов.

Издание указывает, что в конце августа должна закончиться проверка надзорного блока Центробанка, которая началась в июле этого года. Как сообщали СМИ, одна из тем проверки — защита прав бизнесменов, поводом могли послужить многочисленные жалобы предпринимателей, потерявших свои деньги в обанкротившихся банках.

Пока данных проверки нет, сообщил источник «Известий», знакомый с ходом процесса. По его словам, изначально у Генпрокуратуры возникли проблемы даже с получением данных об общей сумме потерь, которые понесли юрлица — кредиторы недобросовестных банков. В ЦБ и АСВ не ответили на вопрос «Известий», какой объем средств потеряли предприниматели с начала зачистки банковского сектора от сомнительных кредитных организаций.

На основе открытой отчетности, которую банки представляют в ЦБ, «Известия» рассчитали, что на момент отзыва лицензий у 20 банков с самыми большими «дырами» юридические лица держали там почти 231,6 млрд рублей, причем 21,2 млрд — это средства организаций и предприятий, находящихся в госсобственности. Больше всего потеряли клиенты Внешпромбанка (почти 82,3 млрд рублей), «Российского Кредита» (32,6 млрд), Нота-Банка (24 млрд рублей).

Как рассказали «Известиям» в АСВ, средний процент удовлетворения требований юрлиц — кредиторов третьей очереди банков-банкротов, в которых ликвидационные процедуры завершены к 1 января 2016 года, составил 16,3% (для сравнения: 7,7% по состоянию на 1 января 2015-го). При этом, например, клиентам Пробизнесбанка вернули только 10,5% на данный момент.

Ситуация с защитой средств предпринимателей в банках как была печальной, так и остается, комментирует «Известиям» руководитель Экспертного центра при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович. По ее мнению, у предпринимателей на данный момент нет никаких шансов вернуть свои деньги. «И это несмотря на жесткую полемику, которая продолжается между предпринимательским сообществом и ЦБ. Мы пытаемся объяснить, что защита средств бизнеса в банках чрезвычайно важна для экономики, поскольку предпринимательство — рабочие места, налоги, обслуживание кредитов. Мы как предлагали, так и предлагаем ввести страховку на счета ИП — до 5 миллионов рублей, юрлиц — на сумму до 50 миллионов рублей, однако стандартно слышим ответ, что на это нет денег в фонде страхования», — говорит Алехнович.

«Перспективным вариантом могло бы стать спасение банка его же крупнейшими клиентами путем внесения капитала с их депозитов в обмен на акции проблемного банка (так называемая система bail-in. — Прим. «Известий»), — предлагает в свою очередь президент Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков. — Учитывая, что одной из самых распространенных моделей сотрудничества компаний с банками является триада «открытие депозита — открытие счета — открытие кредита», для многих клиентов будет актуально конвертировать депозиты в контроль над банком, сохраняя средства на расчетных счетах и не прерывая финансовые операции».

Недавно зампред ЦБ Михаил Сухов заявлял, что механизм bail-in может быть внедрен в России в 2017 году, когда может завершиться интенсивная фаза оздоровления сектора. Однако данный механизм намерены применять лишь в отношении юрлиц, величина депозитов которых будет превышать 100 млн рублей, напоминают «Известия».