Падение доходов россиян спровоцировало проблемы с обслуживанием автокредитов. Сейчас уже каждый десятый автокредит является проблемным со сроком просрочки от 90 дней. Об этом говорится в исследовании компании «Секвойя Кредит Консолидейшн», пишут «Известия».

По данным «Секвойи», на 1 сентября 2016 года просрочка россиян по автокредитам достигла 82,5 млрд рублей. С начала года показатель увеличился на 20%. Из 1,4 млн выданных гражданам автокредитов 10% являются проблемными, на аналогичную дату прошлого года показатель был равен 7%. Всего, по словам президента «Секвойи» Елены Докучаевой, просрочено 200 тыс. автокредитов из 1,4 млн действующих, и эта цифра учитывает все ссуды с задержками платежей на срок от одного дня.

В общем объеме розничной просрочки (896,7 млрд рублей на 1 июля 2016 года, по последним данным ЦБ) просрочка по автокредитам занимает почти десятую часть. Автовладельцы всегда отличались высокой платежной дисциплиной, поскольку кредит на машины является залоговым, но кризис добрался и до них.

«В 2014 году автозаемщик выходил на первую просрочку через 18 месяцев, в 2015 году — через 16 месяцев, в 2016-м — через год», — рассказала Елена Докучаева.

Как поясняет президент «Секвойи», этому способствует падение реальных доходов россиян (на 4,4% с начала года, по данным Росстата), а также сохраняющийся высокий уровень закредитованности (в 2016 году на одного заемщика приходится 1,8 кредита, в прошлом году — 1,7). Ставки по автокредитам остаются высокими — особенно в сравнении со стоимостью автоссуд за рубежом. Ставки по автокредитам в США не превышают 4% годовых, в Германии — 5,5%, во Франции ставки по ссудам на авто составляют 5—7%, в России — 7—26% годовых.

«Рост доли просроченной задолженности в сегменте автокредитования обусловлен и тем, что на фоне снижения объемов рынка происходит «вызревание» долгов по кредитам, выданным в 2012—2013 годах, когда банки практиковали более либеральную кредитную политику, — пояснила Елена Докучаева. — Сейчас многие кредитные организации изменили стратегию выдачи, и качество портфеля «молодых кредитов» заметно улучшилось, но их количество сократилось».

А профвзыскателям стали поступать долги на более раннем сроке просрочки.

«Это дает возможность коллекторам работать не только на этапе взыскания полной суммы выданного кредита, но и возвращать заемщиков в график платежей, предотвращая дефолт и сохраняя клиента для банка», — отметила президент «Секвойи».

Дело в том, что банкам не нужны непрофильные активы на балансе — это нагрузка на капитал. Хранение изъятых автозалогов влечет дополнительные расходы, что также нецелесообразно в кризис. В свою очередь для клиентов потеря машины — не всегда потеря личного транспорта и необходимость искать другие варианты передвижения. Автозаемщики теряют и все уплаченные проценты, и лишаются возможности использовать свою машину в том числе для коммерческих целей, например для работы в службах такси. Поэтому сторонам легче договориться.

«Вряд ли клиентам стоит ожидать какой-то агрессии от банков, тем более что речь идет о том виде кредитования, где предусмотрен залог, — считает предправления банка «Югра» Дмитрий Шиляев. — В случае с автокредитами клиенты банков, как правило, значительно более кредитоспособны, существенно меньше количество мошенников, и всегда есть вариант изъятия транспортного средства».