Команда Путина играет роль пожарной, работу которой можно оценить в районе «тройки», заявил руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. «Есть удовлетворительные вещи. Например, все-таки смогли избежать, пока, во всяком случае, кризиса банковской системы. Правда, на это ушли огромные деньги, сейчас уже видно, что можно было потратить и меньше. Ведется определенная политика в отношении курса рубля к доллару. Не всегда правильная, но она ведется, есть некие элементы регулирования», — сказал он корреспонденту радио «Свобода».

В период кризиса все очевиднее становится зависимость России от «нефтяных» денег, и поэтому экономисты начинают говорить о необходимых институциональных преобразованиях. Председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс считает, что и в правительстве Путина сейчас идут дискуссии о дальнейших путях развития российской экономики: «Несмотря на то, что модернизация сейчас является общим для всех лозунгом, есть группа людей, в том числе и внутри самого правительства, которые говорят о модернизации мобилизационного типа. Их оппоненты, которых немало, выступают за модернизацию институционального типа. Мобилизационная модернизация — это упрощенный госкапитализм, и у него есть свои сторонники. За институциональную модернизацию выступают, скорее, умеренные либералы».

А кандидат экономических наук, президент фонда «Институт энергетики и финансов» Леонид Григорьев уверен, что россияне переживут нынешний кризис спокойнее, чем жители Европы и США, — не из-за грамотной экономической политики власти, а потому что привыкли жить в кризисных условиях. «Любой экономический кризис с 20-процентным падением промышленного производства неизбежно ведет к снижению доходов экономических агентов, то есть семей, компаний и правительства. Никаких резервов, накопленных в подъем, никогда не бывает достаточно, чтобы компенсировать потери от снижения экономической активности. Наше положение ничуть не хуже мирового. Может быть, оно даже лучше — у нас нет кризиса бюджета или государственных финансов, как было в 1998 году или как сейчас происходит в Венгрии, Украине, Латвии, Аргентине, Пакистане и так далее. Но мы интегрированы в мировую экономику, у нас есть серьезные банковские, серьезные промышленные проблемы. Поэтому бизнес должен адаптироваться к кризису, приспосабливаться», — полагает он. И добавляет: «У меня складывается ощущение, что люди к этому кризису относятся без трагизма. Они ищут работу, ищут способы существования, поддержания своего благосостояния. Предыдущие свои кризисы мы перенесли совсем недавно, и они сделали нас более живучими. Будем наслаждаться хотя бы этим».