Макропрогноз для России в очередной раз скорректирован, стало известно газете «Ведомости». Ожидания Минэкономразвития теперь таковы: рост ВВП в 2017 году составит 0,6%, в 2018 году — 1,7%, в 2019-м — 2,1%, следует из базового сценария обновленного прогноза социально-экономического развития, с которым ознакомилась газета. В предыдущем прогнозе было 0,2%, 0,9% и 1,2%.

Это третья за октябрь корректировка макропрогноза. На сей раз изменены только динамика экономики в реальном выражении и розницы. Как отмечает издание, рост ускорен директивно, по поручению правительства. МЭР уже исполняло сторонние прогнозные требования — ЦБ и Минфина: инфляция стала 4% на всю трехлетку, курс доллара — 67,5, 68,7 и 71,1 рубля в 2017—2019 годах. Вновь уточненный прогноз направлен в Минфин, который внесет его с бюджетом в правительство, говорит представитель МЭР.

Базовый вариант в нынешнем виде — это не прогноз экономического развития, а набор счетных параметров под бюджет, констатирует эксперт, участвующий в обсуждениях: «Цена нефти 40 долларов за баррель на все три года — что-то новое в прогнозировании». При такой цене на нефть рост даже на 0,6% невозможен, объясняет он.

Традиционно Минфин настаивал на более крепком рубле в макропрогнозе, это означало более низкие доходы бюджета, меньшие расходы и сбережение резервов.

Но теперь расходы зафиксированы на все три года, и задача Минфина — уложиться в целевой дефицит: 3,2% ВВП в 2017 году, 2,2% в 2018-м и 1,2% в 2019-м. Надо просто утвердить бюджет, переделывать его никто не будет, объясняет чиновник финансово-экономического блока: «По-нормальному сделаем в 2017 году».

И курс, и инфляция — параметры для балансировки доходов и расходов, чтобы добиться правильной цифры дефицита, к прогнозированию и развитию это не имеет отношения, подтверждает другой чиновник.

Улучшение динамики ВВП в МЭР объяснили изменением показателя запасов. Впервые примерно за три года во II квартале 2016-го этот показатель вышел в плюс, говорит представитель министерства. Расти динамичнее экономика может (до 1,1% в 2017 году с ускорением до 2,4% в 2019 году), но по сценарию «базовый+» (цена нефти — 48 долларов), говорил замминистра экономического развития Алексей Ведев; такой прогноз в министерстве считают более реалистичным. Многое будет зависеть от розничного товарооборота, от того, как долго будет продолжаться сберегательная модель поведения, объясняет он: если возникнет потребительская активность, то ситуация сразу может скорректироваться. С текущим уровнем инвестиций в 20% ВВП, с ухудшающейся демографией российская экономика вряд ли сможет расти быстрее 1—1,5% в год, сомневается федеральный чиновник.

В Минфине рассчитывают, что динамика инвестиций в основной капитал перейдет в положительную область — в среднем 1,8% в год, сказано в пояснительной записке к проекту бюджета. Предположение, что целевая инфляция в 4% может быть достигнута в 2017 году, означает, что сжатие кредитной активности и ограничение спроса негативно повлияют на инвестиции, розницу и ВВП, категоричен министр экономического развития Алексей Улюкаев. МЭР прогнозирует продолжение инвестиционного спада на 0,5% в 2017 году и медленный рост на 1,2% и 2% в 2018—2019 годах; такую слабую динамику обуславливает замораживание накопительной части пенсий. Хуже будет и с реальными доходами населения: все три года рост ниже 1%, но Минэкономразвития ждет, что население будет отказываться от сберегательной модели поведения.

Пересмотр прогноза в третий раз за месяц говорит о приоритете бюджетного планирования, отмечает Наталия Орлова из Альфа-Банка. Арифметические упражнения нужны, чтобы как-то сбалансировать бюджет, согласен Владимир Тихомиров из БКС. Это показывает, в какой тупик правительство само себя загнало, продолжает эксперт, участвующий в бюджетных дискуссиях: «Пытаются свести на бумаге то, чего не могут свести по жизни».