На счетах в банке «Пересвет» лежит почти вся наличность компании — владельца имущественного комплекса петербургского аэропорта Пулково, пишет газета «Ведомости».

Как напоминает газета, банк «Пересвет», контролируемый Русской православной церковью, ввел во вторник временные ограничения на выдачу вкладов физлицам.

​Банк «Пересвет» ввел ограничения на выдачу вкладов

Банк «Пересвет», одним из собственников которого является Русская православная церковь (РПЦ), ввел лимиты по выдаче вкладов физлицам. Об этом сообщили порталу Банки.ру в кол-центре кредитной организации, в пресс-службе банка оперативный комментарий предоставить не смогли.

«Фонтанка» сообщила, что АО «Аэропорт «Пулково» размещало в «Пересвете» крупные депозиты. АО принадлежит правительству Санкт-Петербурга и владеет аэропортом Пулково, который в 2010 году отдан в концессию на 30 лет компании «Воздушные ворота Северной столицы» (ВВСС, через кипрскую Thalita Trading Ltd. на 57,5% принадлежит «ВТБ Капиталу», 35,5% — у немецкого аэропортового холдинга Fraport, 7% — у греческого многопрофильного холдинга Copelouzos Group).

Согласно сайту госзакупок, «Пересвет» в этом году выиграл шесть аукционов Пулково на размещение на 181 день депозитов на общую сумму 3,2 млрд рублей, по четырем на сумму 1,6 млрд договоры заключены (самый ранний — 4 мая, то есть еще не истек), по двум торгам закупки завершились только в понедельник и договоры не подписаны. На процентах по четырем депозитам Пулково должно заработать 89,8 млн рублей (средняя ставка — 10,6% годовых), указывают «Ведомости».

В 2015—2016 годах «Пересвет» выиграл все 14 аукционов Пулково на размещение краткосрочных депозитов, в 12 из них он или единственный подавал заявку, или других претендентов не допускали к торгам.

Последний договор с «Пересветом» заключен только 10 октября, уже после того, как стало известно о серьезных проблемах банка с кредитным портфелем. 4 октября агентство Fitch сообщило, что его кредиты на 12 млрд рублей (около половины капитала) высокорисковые, так как выданы в основном структурам, не имеющим реальных активов, и банк является их единственным кредитором. После этого телеканал «Дождь» сообщил, что председатель правления «Пересвета» Александр Швец исчез. В пресс-службе банка тогда заверили, что Швец просто проходит длительный курс лечения в Москве (СМИ сообщают, что он в реанимации. — Прим. Банки.ру).

«Ограничение на выдачу вкладов может быть как упреждающим действием банка, чтобы предотвратить отток средств, так и свидетельством того, что уже имеется нехватка ликвидности», — говорит аналитик АКРА Кирилл Лукашук. Возврат крупных депозитов юрлиц во многом зависит от отношений между менеджментом и собственниками банка и клиента, продолжает Лукашук. При этом очень часто бывает, что банк испытывает сложности, но крупный клиент, если доверяет его руководству, не забирает средства и дает время на исправление ситуации, добавляет он. Если требование предъявлено и не исполнено в течение 14 дней, то у ЦБ возникают основания для отзыва лицензии или ввода временной администрации, резюмирует он.

Гендиректор Пулково Ростислав Чернышев через секретаря предложил обратиться за комментариями в ЦБ. Пресс-служба «Пересвета», комитеты по транспорту и инвестициям города на запросы «Ведомостей» не ответили. ЦБ не комментирует действующие банки. Городской чиновник говорит, что у Пулково в «Пересвете» лежит 2,3 млрд рублей.

Для компании это серьезная сумма. На конец 2015 года (более поздних данных нет) у нее было 2,9 млрд рублей краткосрочных финансовых вложений (включая депозиты) и 43 млн рублей на счетах. При этом выручка в 2015 году составила 1,25 млрд рублей, из которых 932 млн пришлось на арендные, концессионные, лицензионные платежи и роялти. Операционной деятельности Пулково не ведет, поэтому его чистая прибыль была 1 млрд рублей.

В концессионере аэропорта ВВСС скоро появятся новые акционеры: 24,99% купит суверенный фонд Катара QIA, близкий к блокирующему пакет получат Российский фонд прямых инвестиций, арабские фонды и «Новапорт». Ситуация с Пулково не имеет никакого отношения к деятельности концессионера и никак не повлияет на сделки, с ней предстоит разбираться городу, говорит человек, близкий к одной из сторон сделок.