К сценариям, представляющим для мировой финансовой стабильности наибольший риск, добавился обвал на рынке облигаций. Об этом свидетельствуют данные нового опроса управляющих фондов от Bank of America Merrill Lynch, пишет РБК.

BAML ежемесячно проводит опросы управляющих инвестиционными фондами, спрашивая в том числе о наиболее экстремальных сценариях, которые, по мнению управляющих, угрожают мировой финансовой стабильности. В октябрьском опросе Global Fund Manager Survey (есть у РБК), в котором участвовали представители 213 управляющих компаний, в чьем распоряжении находится 563 млрд долларов, вариант «обвал рынка облигаций / увеличение кредитных спредов» в качестве крупнейшего экстремального риска (tail risk) выделили 18% опрошенных — это второе место среди всех рисков. При этом еще месяц назад этот сценарий не входил даже в число девяти крупнейших рисков.

Самым крупным риском, с точки зрения управляющих фондами, продолжает оставаться риск распада Евросоюза (после Brexit) — его назвали самым опасным экстремальным сценарием 20% участвовавших в опросе. Риск победы Дональда Трампа на президентских выборах в США откатился на третье место (17% респондентов, в предыдущем месяце было 22%). В четверку рисковых сценариев также вошел разгон инфляции в США.

В числе новых страхов инвесторов, зафиксированных опросом BAML, — дефолт европейских банков и сворачивание политики количественного смягчения в Европе и Японии. По сравнению с сентябрем существенно (с 15% до менее чем 5%) снизилось число тех инвесторов, которые называют крупнейшим риском девальвацию юаня в Китае.

Летом 2016 года сразу ряд банков и авторитетных аналитиков указывали на потенциальные риски в связи с глобальным снижением доходности облигаций до исторических минимумов. В июне американский финансист Билл Гросс назвал облигации со сверхнизкой доходностью «сверхновой, которая скоро взорвется», а банк JP Morgan указывал на то, что облигации с отрицательной доходностью фактически встали вровень с такими биржевыми товарами, как нефть и золото, в том смысле, что принцип торговли такими бондами заметно упростился — нужно просто найти инвестора, который купит бумагу еще дороже.

BAML уже обращал внимание на то, что его клиентов все больше беспокоит «иррациональная эйфория» на рынке облигаций, хотя они и не готовы пока от них отказываться.

В июне Goldman Sachs подсчитывал, что в случае повышения доходности по казначейским обязательствам США на 1 процентный пункт потери инвесторов могут составить около 1 трлн долларов. В начале октября управляющий крупнейшим хедж-фондом мира Bridgewater Рэй Далио предупреждал, что «достаточно повышения доходности казначейских обязательств только на 1 п. п., чтобы это привело к крупнейшему падению цен на облигации с 1981 года, а поскольку цены на эти бумаги оказывают влияние на все активы, цены и на них также сильно упадут».

В последние недели объем торгуемых на рынке облигаций с отрицательной доходностью сокращается. По подсчетам Bloomberg, с начала сентября он сократился на 13% (до 10,4 трлн долларов), в октябре сжатие «вселенной» облигаций с минусовой доходностью может стать самым сильным с декабря 2015 года. По данным Bloomberg Barclays Global Aggregate Index, цены на облигации снизились за две недели на 2,3% — это самое сильное снижение за последние 19 месяцев.