Для того чтобы сохранить прибыль, полученную в январе от валютной переоценки, банки в следующем месяце начисляли резервы на возможные потери по ссудам не в полном размере. Занижение резервов позволит им улучшить ликвидность и увеличить прибыль до уровня, необходимого для продолжения участия в системе страхования вкладов. Об этом в среду пишет «Коммерсант».

Национальное рейтинговое агентство (НРА) предоставило изданию исследование «Барометр банковской ликвидности» на 1 марта. Оно составлено по отчетности банков по форме 101 и отражает соотношение их активов к обязательствам до востребования. Показатель учитывает параметры более 500 банков с активами на отчетную дату больше 1 млрд рублей; в расчет не входят банки с госучастием. По уровню ликвидности кредитные организации разбиты на шесть групп: с очень высокой ликвидностью, высокой, умеренной, средней, низкой и очень низкой.

Согласно данным расчета, ситуация с ликвидностью в банковском секторе заметно улучшилась по сравнению с началом кризиса. Если в октябре насчитывалось 253 банка, входящих в группы с очень высокой и высокой ликвидностью, то в феврале их число возросло до 417, а количество банков с низкой и очень низкой ликвидностью сократилось с 74 до 25. «В первую очередь ликвидность высвобождается за счет сокращения банками кредитных портфелей», — отмечает гендиректор НРА Виктор Четвериков. Согласно данным ЦБ, розничное кредитование сократилось в феврале на 1,6% при росте в январе на 0,5%; корпоративное кредитование сократилось впервые с начала кризиса — на 0,4% (его январский рост составил почти 7%). 7 апреля первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян заявил, что в марте банки продолжили сокращать кредитование.

Другим источником повышения ликвидности банков могло стать сокращение резервов на возможные потери по ссудам. По данным ЦБ, в феврале рост резервов составил всего 5,6% при увеличении уровня просроченной задолженности на 25% по корпоративным кредитам (рекордный рост с начала кризиса) и на 6,6% — по розничным. В январе покрытие резервами выросло на 19,6%, что было сопоставимо с темпами прироста просроченной задолженности по кредитам (на 17,1%). «Банки откладывают создание резервов по кредитам, которые в перспективе могут оказаться проблемными», — говорит аналитик ИБ «Траст» Максим Бирюков.

За счет сэкономленных на формировании резервов средств банки смогли сохранить часть прибыли, полученной в январе в результате валютных операций, а также улучшить показатели по капиталу и ликвидности. Прибыль банковской системы в целом, по данным ЦБ, в феврале сократилась на 1,3 млрд рублей, но из-за потери возможности зарабатывать на валютной переоценке (в январе доллар вырос относительно рубля на 20%, евро — на 10,2%) прибыль могла бы быть еще меньше, если бы банки формировали все необходимые резервы, считает аналитик ИК «Тройка Диалог» Ольга Веселова. «Часть прибыли банки могли направить на досрочное погашение своих обязательств, учитываемых в расчете показателя ликвидности, например на выкуп своих облигаций с рынка», — отмечает Четвериков. Сделки по выкупу собственных облигаций в феврале совершил Номос-Банк (на 3 млрд рублей), досрочно погасил еврооблигации в объеме 52 млн долларов Транскредитбанк, Урса Банк — на 59 млн евро.