Наличие некоего «дна» и ожидания второй волны кризиса — это миф. Об этом заявил первый зампред Банка России Алексей Улюкаев, выступая в Высшей школе экономики. «Я считаю, есть два мифа, которые часто используются, тиражируются. Первый миф — это наличие некоего «дна», от которого потом можно оттолкнуться и пойти вверх. Но что такое «дно»? То, что для млекопитающих считается дном, для рыб является нормальной средой обитания. Вполне возможно, это не дно — а нормальное экономическое развитие», — заявил он.

По его мнению, для России кризисным экономическим развитием, возможно, был период 2000—2008 годов. «Не может мировая экономика развиваться темпами 5% в год, а по некоторым сегментам и более 10% год за годом. Есть ресурсные ограничения, есть инфраструктурные ограничения, не может экономика такими огромными темпами накачиваться ликвидностью. Это неправильно и ненормально», — заявил первый зампред ЦБ. По его словам, огромные мировые дисбалансы должны были разрешиться, и то, что сейчас происходит, — это способ их разрешения. «Точно также и для России, ситуация, когда в течение 6 лет темпы роста реальных доходов были в два раза выше темпов роста производительности труда, когда двукратный разрыв спроса и предложения продолжался год за годом, — это экономически нерациональная ситуация, и она должна была закончиться мягче или жестче. Она закончилась жестче», — добавил Улюкаев.

По словам первого зампреда ЦБ, сейчас России «не надо ждать отталкивания от дна. Мы будем развиваться другими темпами, у нас, конечно, долгие годы не будет такого фондового рынка, какой был в мае 2008 года, но в этом нет ничего страшного».

Второй миф — это ожидание второй волны в банковском секторе. «Нет второй волны, потому что не было первой волны. Это не одна и вторая волны — это две разные субстанции. Проблема сентября 2008 года — января 2009-го — это кризис ликвидности. Это лесной пожар, который за секунду захватил большую территорию, и жертвами оказываются все. Пожар тушится водой, то есть потребность в ликвидности гасится деньгами. Ничего другого в мире не было, и нет, и в этом смысле, я считаю, правительство России и Центральный банк действовали адекватно», — заявил Улюкаев.

То, что происходит сейчас — проблема «плохих» долгов и капитала, это не пожар, это — постепенно количественно наращиваемые проблемы. И частично эта проблема носит характер реальный, частично — учетный, пояснил он. «Когда мы говорим, что банковской системе не хватит капитала, его не хватит при определенном соотношении капитала к активам. Если сейчас в среднем по банковской системе норматив достаточности капитала — 15%, а чтобы быть участником системы страхования вкладов норматив установлен на уровне 11%, то вот такой лаг у нас есть для снижения капитала. Все расчеты достаточно условны. По Базелю, например, норматив достаточности — 8%, хотя я и считаю его мягким», — добавил Улюкаев.