Бывший совладелец Русской винно-водочной компании (РВВК, владела марками «Флагман» и «Бастион») Артур Перепелкин решил инвестировать в банковский бизнес. Как пишет в понедельник газета «Коммерсант», он ведет переговоры о покупке банка «Максвелл» (бывший Агрорыбпромбанк).

«Покупку будет осуществлять фонд Just IT, зарегистрированный в Лондоне в феврале. В нем мне принадлежит 20%, инвестиционный портфель на первоначальном этапе составит порядка 100 млн долларов. Фонд будет развивать банковское направление, трейдинг и различные IT-проекты», — пояснил Перепелкин. «Покупка «Максвелла» — это фактически покупка банковской лицензии, название банка будет изменено, он будет интегрирован в международный банковский проект, который я планирую запустить в этом году», — добавил бизнесмен.

В 2007 году РВВК, на 25% принадлежавшая Артуру Перепелкину (остальное в равных долях принадлежало его партнерам Николаю Хватову, Алексею Милееву и Сергею Корендовичу), продала свои алкогольные бренды Межреспубликанскому винному заводу — водочный «Флагман» и коньячный «Бастион». Тогда бизнесмен говорил, что он и его партнеры намерены покинуть алкогольный бизнес и инвестировать «в другие отрасли». За алкогольные активы, по словам источников, близких к компании, бизнесмены получили суммарно порядка 55—60 млн долларов. В конце прошлого года стало известно, что на продажу выставлен и другой их совместный бизнес — Марийский НПЗ (МНПЗ): мандат на поиск стратегического инвестора уже выдан Deutsche Bank. «Покупка банка «Максвелл» и банковский бизнес — это собственный проект Артура, я и другие его партнеры по МНПЗ в нем не участвуем», — сообщил Алексей Милеев. Самостоятельно Артур Перепелкин также инвестирует в телеканал World Fashion Channel, в котором ему принадлежит около 33%.

Сумма сделки по покупке банка не раскрывается. «О коэффициенте больше единицы к собственному капиталу банка, я думаю, тут речи не идет, — считает гендиректор «Интерфакс ЦЭА» Михаил Матовников.— С другой стороны, действующим собственникам банка вряд ли имеет смысл продавать его ниже стоимости чистых активов (именно эту сумму можно выручить при добровольной ликвидации), а она, если у банка особых проблем нет, может приближаться к стоимости собственных средств».