Российская экономика потеряла более 10 трлн рублей из-за проводимой политики Банка России по переходу к таргетированию инфляции. Об этом в своей статье «Коммерсанту» сообщил советник президента РФ Сергей Глазьев.

«В условиях структурной перестройки мировой экономики, обусловленной сменой технологических и мирохозяйственных укладов, проводимая в России денежно-кредитная политика является экономическим самоубийством. В то время как все другие страны наращивают денежную эмиссию для кредитования роста нового технологического уклада под символические проценты, снижая риски для новаторов и поддерживая инвесторов, российская экономика искусственно загоняется в стагфляционную ловушку и обрекается на нарастающее технологическое отставание и деградацию. Ущерб от политики Банка России с момента перехода к таргетированию инфляции уже превысил 10 триллионов рублей в пересчете на невыпущенную продукцию и 3 триллиона несделанных инвестиций, не говоря уже о потерянных рабочих местах и снижающихся все это время доходах населения», — заявил он.

По его словам, для задействования имеющихся производственных и человеческих ресурсов для экономического роста нужно переходить к «разумной денежно-кредитной политике в соответствии с научными рекомендациями и практическим опытом успешно развивающихся и развитых стран».

«Необходимые предложения давно представлены российскими учеными и деловыми кругами. Дальнейшее промедление с их реализацией грозит необратимыми катастрофическими для России последствиями», — подчеркнул Глазьев.

Советник президента считает, что ресурсные ограничения позволяют российской экономике расти с темпом до 10% в год. «Загруженность производственных мощностей в промышленности, включая недавно введенные в действие, составляет около 60%. С учетом скрытой безработицы возможно увеличение выпуска на 20% без увеличения численности рабочих. Возможности трудовой миграции из других постсоветских государств снимают ограничения по трудовым ресурсам при наращивании выпуска продукции на те же 40%. Это позволяют сделать и природные ресурсы, основная часть которых экспортируется в виде сырья низкой степени переработки. Нет ограничений и по интеллектуальному потенциалу, значительная часть которого рассеивается вследствие утечки умов, не нашедших приложения в России», — сказал он.

«Единственным ограничением для роста российской экономики является искусственно созданная нехватка кредитов для финансирования инвестиций в прирост основного и оборотного капитала производственных предприятий. Монетизация российской экономики явно недостаточна не только для расширенного, но даже и для простого воспроизводства. Объем инвестиций примерно вдвое ниже, чем был в конце советской эпохи, а норма накопления — вдвое ниже быстро растущих стран. И это — прямой результат проводимой денежно-кредитной политики», — заявил Глазьев.

Он также отметил, что когда ЦБ повышает процент за кредит и «сжимает денежную массу, производственным предприятиям, рентабельность которых оказывается ниже рыночной ставки процента, приходится либо поднимать цены, либо возвращать кредиты, сокращая оборотный капитал и инвестиции».

Согласно его мнению, это влечет падение объемов и деградацию технического уровня производства, следствием чего становится рост издержек, переносимых на цены, и снижение покупательной способности денег. «В результате экономика оказывается в стагфляционной ловушке. Попытки ЦБ снизить инфляцию путем дальнейшего ужесточения денежной политики лишь усугубляют ситуацию. Технологическая деградация экономики влечет падение ее конкурентоспособности, следствием становится девальвация национальной валюты, которая вызывает очередную волну инфляции», — рассказал Глазьев.