Профессор Принстонского университета, лауреат Нобелевской премии по экономике за 2008 год Пол Кругман в целом позитивно оценил итоги недавнего саммита «большой двадцатки», передает ИТАР-ТАСС. Выступая в понедельник в нью-йоркском центре иностранной прессы Госдепартамента США, он назвал «серьезным достижением» лондонской встречи решение ее участников «существенно, на несколько сот миллиардов долларов, увеличить резервы международных финансовых институтов», что, по его словам, «имеет очень большое значение в первую очередь для стран Восточной Европы».

Вместе с тем Кругман считает, что лидерам «двадцатки» не удалось договориться о глобальных мерах бюджетного стимулирования и о формах финансового регулирования экономики. «Если реалистически подходить к тому, что произошло на саммите, то на самом деле его результат можно считать относительно неплохим», — сказал нобелевский лауреат.

Чтобы смягчить нынешний финансовый кризис и не допустить его перерастания в Великую депрессию, необходимы «крайне агрессивная политика по высвобождению финансовых рынков, максимальное расширение набора мер денежно-кредитной политики и бюджетная экспансия», указал Кругман. «Нам нужно самым серьезным образом навести порядок в банковской системе и не прекращать финансовое стимулирование (экономики) по крайней мере до тех пор, пока частный сектор не сможет выправить свой баланс и не начнет снова расходовать средства», — полагает он. «Сейчас США делают все это, но в недостаточных масштабах», — заметил экономист, подчеркнув, что «эта стратегия подходит не для всех».

Тем не менее Кругман утверждает, что «США правы», делая упор на финансовом стимулировании экономики, а «Европа — нет». По его мнению, в нынешней ситуации, чреватой серьезными рисками, «следует действовать без оглядки и делать все, что только можно».

Кругман не согласен с тем, что массированная накачка денег в американскую экономику грозит инфляцией, поскольку Федеральная резервная система, выполняющая функции ЦБ, очень внимательно отслеживает обстановку и готова в любой момент вмешаться и «довольно быстро развернуть ситуацию в обратную сторону». Более серьезной угрозой ему представляется не инфляция, а дефляция.

Что касается бюджетного дефицита, который в марте достиг в США почти 1 трлн долларов, а к концу финансового года, то есть осенью, может превысить 1,84 трлн, то Кругман считает, что в «долгосрочной перспективе это не так уж значительно увеличивает уже имеющееся долговое бремя». «У нас имеется долгосрочная проблема с бюджетным дефицитом, и лишний триллион долларов не может сказаться сколь-либо значительно на масштабах этой проблемы», — констатировал профессор.