Агентство по страхованию вкладов по итогам инвентаризации имущества столичного банка «Еврокредит», который лишился лицензии 4 декабря 2015 года, а 26 января 2016-го был признан банкротом, выявило недостачу имущества на сумму 886,977 млн рублей. Об этом говорится в сообщении АСВ.

Основная часть недостачи — 491,327 млн рублей — приходится на ссудную задолженность юридических и физических лиц в связи с отсутствием кредитных досье, которые не переданы бывшим руководством банка временной администрации, а впоследствии конкурсному управляющему. Недостача по «прочим активам» составляет 258,368 млн, по основным и хозяйственным затратам — 131,719 млн, по драгоценным металлам, камням и изделиям из них — 5,508 млн рублей (на момент проведения инвентаризации отсутствовала спецификация на драгоценные металлы, в связи с этим проводится дополнительная работа по получению указанного документа). Остальная часть приходится на денежные средства на корреспондентских счетах в других кредитных организациях (в связи с отсутствием выписок на момент проведения инвентаризации) — 54 тыс. рублей.

По результатам выявленной недостачи проводится работа по поиску имущества банка, указывают в АСВ.

В ходе инвентаризации имущество, не учтенное на балансовых счетах банка, не выявлено.

В апреле этого года сообщалось, что ЦБ подозревает руководство банка «Еврокредит» в попытке скрыть вывод активов. Тогда же уточнялось, что, по оценке временной администрации, стоимость активов «Еврокредита» не превышает 714 млн рублей при величине обязательств перед кредиторами 2,267 млрд.

ЦБ подозревает руководство банка «Еврокредит» в попытке скрыть вывод активов

Временная администрация по управлению банком «Еврокредит», который 4 декабря 2015 года лишился лицензии, с первого дня осуществления своих функций столкнулась с фактами воспрепятствования ее деятельности. Так, руководство банка не передало электронные базы данных, а также договоры по кредитам, числящимся на балансе, на сумму порядка 480 млн рублей, сообщил в среду Банк России, подчеркнув, что указанное может свидетельствовать о попытке сокрытия фактов вывода активов из банка.