Воплощению в жизнь стратегий экономического развития, которые разрабатывались и принимались в России в прошлые годы, помешали административные барьеры, лоббисты, недостаточная проработка и размытые полномочия. Об этом говорится в докладе Центра стратегических разработок (ЦСР), возглавляемого бывшим министром финансов Алексеем Кудриным, пишет РБК.

В докладе «Анализ факторов реализации документов стратегического планирования верхнего уровня» эксперты проработали несколько документов: «Стратегию-2020», майские указы президента РФ Владимира Путина и приоритетные национальные проекты.

«Стратегия-2020» стала «декларацией о намерениях», подчеркнул Алексей Кудрин, а произошло это «из-за недостаточной вовлеченности представителей органов власти» и «избыточной сосредоточенности на экономической повестке». ЦСР, по его словам, это учел — привлек к работе руководство министерств и глав регионов и уделил внимание институциональным вопросам, например судебной системе.

«Стратегия-2020» писалась в 2011 году, ее основными разработчиками были Высшая школа экономики (ВШЭ) и Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Средний уровень выполнения мер, описанных в документе, — всего 29%, делает вывод ЦСР. Даже те из них, что реализовали полностью, в большинстве случаев были техническими и не требовали изменений институциональной среды и механизмов работы госаппарата, пишут эксперты.

Авторы «Стратегии», которых опрашивал ЦСР, также отметили «высокий уровень имитации или формальной реализации мер и поручений». Такие мероприятия, как сокращение государственного сектора, адаптация бюджетных расходов к модернизации, предотвращение «утечки мозгов» и улучшение налогового администрирования, не выполняются или и вовсе «реализуются в прямо противоположном направлении», указывается в документе.

Выполнению «Стратегии-2020» помешали несколько основных факторов. Во-первых, речь идет об «идейных разногласиях» в экспертной среде, говорится в докладе. Второй фактор — административные барьеры: госаппарат загружен, министерства координируются с трудом, стимулы развиваться были слабыми из-за высоких цен на нефть, говорится в докладе. Третья причина — противодействие лоббистов, которые не руководствуются идеологией, а «действуют сугубо прагматически». Некоторые эксперты, пишет ЦСР, допускают, что именно группы влияния могут стать основной причиной невыполнения стратегии от ЦСР. Бороться с этим следовало бы «через эффективные каналы общественного участия, институты прямой и представительной демократии», пишут авторы.

ЦСР также спросил респондентов, как они оценивают майские указы президента Владимира Путина (218 поручений, которые нужно выполнить до 2020 года). Не все они «попали в точку», говорится в докладе, например, повышение зарплаты сотрудникам сферы образования и здравоохранения. Многие считали эту меру важной из-за отставания доходов бюджетников от окладов в частной сфере, но она привела к разбалансировке региональных бюджетов, а также сокращению штатов, указывается в документе. Этот указ также размыл ответственность исполнительной власти, из-за чего «до сих пор остается неясным, какая степень ответственности за его выполнение лежит на губернаторах и какая — на федеральном центре». Некоторые указы хоть и были концептуально правильными, «но они не были выполнены либо выполнены имитационно».

Еще одна анализируемая программа — приоритетные национальные проекты. В 2005 году четыре документа представил Владимир Путин: национальные проекты «Образование», «Здравоохранение», «Жилье» и «Развитие АПК». Все они скорее «были ориентированы не на институциональные изменения, а на финансирование инвестиционных и текущих расходов, связанных с поддержкой развития соответствующих отраслей», отмечает ЦСР. Реформистские планы в проекты не закладывались, поэтому в целом они были эффективны, говорится в докладе.

Неустойчивость в экономике «формирует сейчас запрос на изменения, государство начинает хотеть ставить стратегические задачи и их решать», сказал РБК президент ЦСР Павел Кадочников. Нужны «более жесткие решения», уверен он, а спрос на адекватную стратегию предъявляют и бизнес, и общество.