Министерства финансов России и Кипра подписали протокол о внесении изменений в соглашение об избежании двойного налогообложения между странами. Документ предполагает, что регулирующие органы двух стран будут осуществлять обмен конфиденциальной информацией, в том числе и о бенефициарах зарегистрированных на Кипре компаний. При этом регуляторы оставляют за собой право отказать в предоставлении льготного налогообложения, если его получение является основной целью регистрации компании на Кипре. Эксперты уверены, что ратификация этого протокола станет «концом кипрского офшора»: компании не смогут реализовывать трансфертные схемы, а многие вынуждены будут ликвидироваться. Ситуацию рассматривает во вторник «Коммерсант».

На прошлой неделе министр финансов Кипра Харилаос Ставракис и директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Илья Трунин подписали протокол о внесении изменений в действующее соглашение «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал». Само соглашение было подписано правительствами России и Кипра 5 декабря 1998 года. Сейчас оно позволяет российским компаниям, зарегистрированным на Кипре, оптимизировать налоги. Так, например, налог на прибыль на Кипре составляет 10%, а доходы от операций с ценными бумагами и вовсе исключаются из налогооблагаемой базы.

На Кипре зарегистрированы структуры, входящие в состав акционеров сотен российских компаний. В частности, нефтегазовой компании «Итера», металлургической ГМК «Норникель», телекоммуникационной «Ростелеком», железнодорожного оператора «Глобалтранс», автопромышленной компании «КамАЗ», электроэнергетической ТГК-4, инвесткомпании «Тройка Диалог» и др. Через свои кипрские офисы осуществляют операции на фондовом рынке «Ренессанс Капитал», БКС, «Открытие» и многие другие российские брокеры. По неофициальным данным, около 90% сделок на бирже РТС проходит через кипрские офшоры.

Поправки в протокол содержат ряд норм, которые не позволят больше зарегистрированным на Кипре компаниям реализовывать различные схемы минимизации налоговых платежей. Ключевыми являются изменения в ст. 26 «Обмен информацией». Согласно протоколу, теперь обмен информацией между регулирующими органами не будет ограничиваться только налоговыми сведениями. Также запрещено отказывать в предоставлении регулирующим органам банковской информации либо информации, находящейся у финансовых институтов, номиналов, агентов. Кроме того, подписанный протокол вводит статью «Ограничение преимуществ». Она позволяет отказывать в предоставлении налоговых льгот, если компания не докажет, что целью регистрации на Кипре является не только получение налоговых послаблений. Эксперты отмечают, что сейчас большинство зарегистрированных на Кипре компаний используются для технических и налоговых целей, а операционную деятельность они не ведут. «Компании работают просто как почтовый ящик, через который гоняются многомиллионные суммы, — отмечает директор московского офиса консалтинговой компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк. — Теперь для получения налоговых послаблений им придется доказывать наличие реальных деловых целей и деятельности».

По словам господина Трунина, как только соглашение вступит в силу, Кипр будет исключен из списка офшоров Минфина России. Впрочем, для вступления протокола в силу потребуется его ратификация (принятие отдельного закона).