На портале раскрытия информации о готовящихся нормативных актах размещен подготовленный Минфином РФ проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления ответственности за подписание заведомо ложного аудиторского заключения)». Предлагается установление административной и уголовной ответственности за подписание заведомо ложного аудиторского заключения с целью профилактики соответствующих правонарушений в сфере аудиторской деятельности.

Как напоминают разработчики, федеральным законом «Об аудиторской деятельности» предусматривается, что в суд с заявлением о признании аудиторского заключения заведомо ложным могут обращаться лица, которым адресовано аудиторское заключение, Банк России, Казначейство России, государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», а также иные лица в случаях, определенных федеральными законами. При этом признание аудиторского заключения заведомо ложным, согласно федеральному закону «Об аудиторской деятельности», является основанием для аннулирования квалификационного аттестата аудитора, прекращения членства в саморегулируемой организации аудиторов. Данные меры воздействия представляются недостаточными, указывают авторы законопроекта.

​Силуанов: за ложные аудиторские заключения будет введена уголовная ответственность

Ответственность за предоставление заведомо ложных аудиторских заключений будет усилена, заявил министр финансов РФ Антон Силуанов, выступая на конференции «Современный аудит: проблемы и перспективы».

В Уголовном кодексе РФ также есть статья 202 — «Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами».

Новый законопроект предусматривает уточнение для аудиторов в части уголовной ответственности — речь будет идти не о злоупотреблении полномочиями, а о подписании заведомо ложного аудиторского заключения.

Предлагается «вывести» аудиторов из статьи 202 и добавить в УК РФ статью 202.1 — «Подписание заведомо ложного аудиторского заключения». Согласно ей, подписание аудиторского заключения, которое впоследствии было представлено аудируемому лицу либо лицу, заключившему договор оказания аудиторских услуг, и признано заведомо ложным, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым интересам общества или государства, будет наказываться штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Уточним, что это те меры, которые сейчас предусмотрены статьей 202 за злоупотребление полномочиями со стороны частных аудиторов.

Статью с таким же названием — «Подписание заведомо ложного аудиторского заключения» (это будет статья 14.65) предлагается добавить в Кодекс РФ об административных правонарушениях. Она будет звучать так: «Подписание аудиторского заключения, которое впоследствии было представлено аудируемому лицу либо лицу, заключившему договор оказания аудиторских услуг, и признано заведомо ложным, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц от 20 тыс. до 50 тыс. рублей; на индивидуальных предпринимателей — от 50 тыс. до 100 тыс. рублей; на юридических лиц — от 100 тыс. до 500 тыс. рублей».

Предполагается, что законопроект вступит в силу в 2017 году.

По данным газеты «Коммерсант», уже во вторник, 11 апреля, рабочий орган совета по аудиту при Минфине планирует рекомендовать законопроект к принятию. Но опрошенные изданием эксперты считают его сырым.

Например, указывается, что в процесс составления заключения вовлечено несколько аудиторов — заключивший договор, вышедший с проверкой, проводивший контроль качества, подписавший заключение. «Противоправные действия могут быть на любом этапе, почему решили привлекать подписавшего?» — недоумевает заместитель главы «Финэкспертизы» Наталья Борзова. В числе прочих вызывающих неопределенность нюансов — наличие в проекте термина «существенный ущерб». Это, по словам главы московской коллегии адвокатов «Международное партнерство» Татьяны Проценко, оценочное понятие, не имеющее стоимостной характеристики: «Понадобятся разъяснения пленума Верховного суда — что считать существенным ущербом, а что нет».