ЦБ установил официальные курсы валют на 8 мая. Курс доллара понизился на 48,64 копейки, составив 62,7148 рубля (63,2012 рубля с 5 мая). Курс евро уменьшился на 82,67 копейки, до 74,8125 рубля (75,6392 рубля с 5 мая).

Российская валюта к концу минувшей недели почти полностью восстановила утерянные позиции, отмечают эксперты.

«Динамика нефти и фондовых индексов позволяет рассчитывать на продолжение отскока рубля, но общее усиление тяги в доллары на глобальном рынке способно в значительной степени сдерживать динамику российской валюты», — комментирует аналитик FxPro Александр Купцикевич.

Доллар сохраняет потенциал для дальнейшего укрепления, согласны аналитики Нордеа Банка Татьяна Евдокимова и Денис Давыдов.

«Несмотря на не вполне однозначные данные по рынку труда США, которые были опубликованы в пятницу, рыночные игроки сохраняют интерес к покупке доллара на фоне подросших ожиданий в части более активных шагов по повышению ставки ФРС», — комментируют эксперты.

Рост курса американской валюты вслед за повышением процентных ставок оказывает наиболее разрушительное влияние на курсы «доходных» валют, в число которых входит рубль, отмечает Купцикевич.

«Вместе с повышением долларовых процентных ставок на долговых рынках carry trade теряет свою привлекательность и вызывает бурный разворот инвесторов в сторону оттока», — поясняет эксперт.

В ближайшие дни рубль может реагировать на политические новости о составе нового российского правительства, продолжают аналитики Нордеа Банка Татьяна Евдокимова и Денис Давыдов. К новостям, способным оказать рублю определенную поддержку, эксперты относят сохранение финансово-экономического блока неизменным (Антон Силуанов на позиции министра финансов, а Максим Орешкин — главы Минэкономразвития), а также вхождение Алексея Кудрина в состав правительства.

К сценариям, способным вызвать умеренно негативную оценку рынков, аналитики относят сохранение прежнего премьер-министра (Дмитрий Медведев) и назначение нового министра иностранных дел (Сергей Лавров).

Фундаментально рубль остается недооцененным, но его укреплению продолжает препятствовать слабый аппетит к рисковым активам на глобальных площадках.