Экономический кризис — сложный процесс, в котором сочетаются объективные закономерности и субъективные решения. Для того, чтобы получить реалистичный прогноз, необходимо учитывать и то, и другое, а также понимать, как действуют экономические механизмы в непривычной для них — и для нас с вами — кризисной ситуации.

В своей антикризисной стратегии правительство наметило, что сначала оно будет спасать финансовый сектор (на это уже выделено 950 млрд рублей и обещано еще 40 млрд), а потом — помогать реальному сектору. При этом государственные деньги, выделенные для помощи производству, должны доставляться через банки.

Но — не получается. Банки упорно не желают кредитовать промышленность и строительство, а вместо этого покупают валюту. Их можно понять: где еще могут сегодня зарабатывать банки, кроме как на валютном рынке? В реальном секторе, который вступил в полосу рецессии, сегодня просто нет проектов, которые могли бы принести эффект, хоть сколько-нибудь сравнимый с уровнем процентов за кредит.

Система гарантий банковских кредитов практически полностью разрушена из-за с массовой переоценки залоговых ценностей, которая завершится только с установлением реально равновесного курса рубля. В результате, смысл существования банков как бизнесов представляется весьма сомнительным. Государственным банкам просто деваться некуда — они вынуждены кредитовать реальный сектор, независимо от того, выгодно это им или нет. А вот коммерческие банки накапливают обязательства при том, что качество их активов постоянно ухудшается. Все это создает реальную угрозу наступления банковского кризиса уже в самом ближайшем будущем.

Сегодня банки должны Центральному банку в два раза больше средств, нежели сами банки держат на корсчетах в ЦБ. Теперь каждый очередной налоговый период будет периодом тяжелейшего испытания для подавляющего большинства банков — и еще неизвестно, смогут ли они уже в январе полностью выполнить обязательства перед бюджетом.

Пока дефицита ликвидности в банковском секторе удалось избежать за счет двукратно превышающей потери поддержки госсредствами, однако, спасение кредитных учреждений не отразилось на ситуации в реальном секторе экономики.

Несмотря на вкачанные из бюджета в экономику 2,1 трлн рублей, кризис ликвидности не преодолен. В первом квартале 2009 года будет очередной резкий отток средств со счетов клиентов, связанный с выплатами по внешним долгам компаний. Напряженность на рынке ликвидности в этот период будет ощущаться особенно остро. К тому же уже ясно, что возникнут серьезные сложности с возвратом уже ранее выделенных реальному сектору кредитов.

Устойчивость банковской системы продолжает снижаться, и, по сути дела, единственным гарантом поддержания этой устойчивости на сегодняшний день является сам Центробанк. Однако, совершенно непонятно, что и как он будет делать в том вполне вероятном случае, когда банковский кризис все-таки разразится.

На этом фоне происходит подготовка к пересмотру бюджета на 2009 год. Минэкономразвития по-прежнему дает слишком оптимистичный прогноз (сокращение ВВП на 0,2%. Эксперты «Неокона» прогнозируют спад ВВП на 20%), на основании которого, собственно, и должен верстаться, фактически, новый бюджет. Кудрин выступает «адвокатом дьявола» и пытается приглушить всеобщий оптимизм, но слушать его никто не хочет: все уже настроились на обещанный премьер-министром рост, начиная со второй половины года. Кудрин, видимо, уже давно понял, что никакого роста не будет, но вслух сказать об этом не может — субординация.

В новом бюджете сохранится размер расходов при изменении их структуры. То есть, реально часть статей расходов бюджета будет в этом году сокращена, а общий объем расходов сохранится на запланированном уровне в 9 трлн рублей за счет финансирования антикризисных программ правительства (АКМ). Как известно, АКМ будут финансироваться за счет средств Резервного фонда, который по состоянию на начало года составлял 122,3 млрд долларов США.

А ведь речь идет только о федеральном бюджете, который представляет собой примерно половину всей бюджетной системы России. Остальная часть распределена между бюджетами регионов и внебюджетными фондами. И ситуация с этими бюджетами будет куда более напряженная, чем на федеральном уровне.

Рынок труда

Масштабы безработицы, по поводу которых власти демонстрируют нездоровый оптимизм, имеют, скорее, второстепенное значение. Куда более важна структура безработицы.

В 90-е годы падение ВВП составляло до 40%, а безработица росла только на 10%. Сейчас же ситуация обратная: при малейшем спаде в экономике безработица будет расти стремительно. Это связано с тем, что во многих секторах экономики присутствует избыток занятых, обладающих довольно слабой квалификацией. К таким «перегруженным» секторам относятся, в первую очередь, нефтегазовый сектор, электроэнергетика, финансовый, сектор строительства и недвижимости. К тому же в этих отраслях в последние годы непропорционально росту производительности труда росла заработная плата.

Компаниям гораздо проще сократить весь лишний персонал, оставив только квалифицированных специалистов. Но те, кого сократят при отсутствии у них хоть какой-нибудь квалификации, не смогут найти работу в новых условиях.

По нашим оценкам, всплеска роста безработицы можно ожидать к концу первого квартала, то есть, к середине весны 2009 года, а к концу года общее число безработных составит не менее 10—11 млн. человек или 13%-15% от общего числа экономически активного населения.

Все описанные проблемы — только небольшой срез ситуации. Для ее комплексного анализа необходимо оценивать в динамике множество факторов. Но даже этот небольшой текст дает представление о том, как далека от реальности официальная версия происходящего.

Компания «Неокон»

telegram-icon
Подписывайтесь на Телеграм бот Банки.ру!
@banki_ru_bot
Подписаться
Источник: Banki.ru