• Конечно, в России не так просто выбрать банк. С одной стороны, я всегда старался не иметь никаких отношений со «Сбером». Как бы ему ни пытались поменять имидж на дружественный, зеленый и хипстерский и сколько бы раз Герман Греф ни произносил слова «блокчейн» и «майнинг», перед глазами, едва видишь вывеску «Сбербанк», возникает образ старорежимной конторы с советскими традициями, где сначала тебе придется провести час в очереди, а затем тебя еще и обхамит менеджер.
  • Еще один мой принцип — не связываться с государственными структурами. Из-за того, что подавляющая часть кредитных организаций в России так или иначе аффилированы с властью, выбор банка сжимается до неприличия. Всевозможные ВТБ, Банки Москвы и так далее отпадают в первых рядах.
  • Наконец, с очередной волной национализации банков на рынке больше не осталось некогда милых сердцу игроков вроде «Открытия». Вот и приходится идти на сделки с совестью.
  • Когда думаешь об идеальном банке, хочется, чтобы это была частная корпорация без какого бы то ни было прямого или косвенного владения государством или околовластным бизнесом. Чтобы своим ключевым принципом компания считала именно работу с клиентами, а не окучивание госзаказов и обслуживание министерств. Чтобы стержневыми были принципы честной рыночной экономики, а не квазилиберализма. Чтобы имидж банка был открытым, работа — транспарентной, а в названии не было даже намека на корни «газ», «строй» и «пром».
  • К сожалению, не могу сказать, что мой банк отвечает всем ожиданиям из предыдущего ответа, но так уж повелось, что последние много лет я пользуюсь «Альфой». Да, мне прекрасно ясны позиции менеджмента холдинга, их очень плотные и крепкие связи с правящими элитами. Но из тех банков, которые остались в России, к Альфа-Банку у меня все-таки меньше всего претензий. Ну а также в ход идут непременно классические доводы про весьма обширную сеть банкоматов, большое число отделений, удобное приложение и так далее.
  • Уровень обслуживания в моем банке? Ко всему можно придраться, но, пожив немного в Европе, констатирую: там невозможно сделать ничего, и никаких финансовых услуг там просто нет. К примеру, я не могу банально перевести деньги с собственного счета в одной валюте на свой же счет в другой после пяти вечера. На выходных невозможно перепривязать в мобильном приложении банковскую карту к другому счету. На этом фоне недочеты наших сервисов кажутся мелочью. Конечно, что-то раздражает — от неадекватного внутреннего курса до местами навязчивого сервиса. Но, по опыту общения с другими банками, особенно не в России, в целом уровень «Альфы» довольно неплохой, а местами даже продвинутый.
  • Сбережения храню в долларах. Наверное, в 2018-м стоило бы быть не таким банальным, жонглировать корзинами криптовалют, норвежскими кронами и китайскими юанями, но я в этом смысле человек привычки. Плюс, как дитя девяностых, чье детство и взросление пришлись на эпоху накопления капиталов и «черных вторников», я даже гамбургеры в «Макдоналдсе» привык считать в условных единицах. Помню, когда-то конструкторы «Лего» в ГУМовском отделе измерялись в у. е. Вот с тех пор и повелось.
  • Кредитов я никогда не брал, хотя в последнее время все чаще думаю об ипотеке. На те деньги, которые я за последние 15 лет потратил на бесконечные съемные квартиры — дороже, дешевле, центральнее, отдаленнее, — уже можно было купить «двушку» в неплохом районе, сделать в ней ремонт и продать на пике цен. А вот кредитные карты были, да. Причем с довольно-таки разным опытом дружбы и вражды с банками и их представителями. Так как я человек без должного финансового контроля и могу в порыве страсти спустить все деньги подчистую, то потом регулярно страдаю от звонков из банка с удивленными вопросами про просроченный платеж.
  • Вообще, в отделении главное — не думать о финансовом рабстве. Если менеджменту банка удается эти мысли из головы в любом случае попадающего в кабалу человека выгнать — они молодцы. Лично я люблю, когда в банке не очень многолюдно, приятно и свежо дышать, не давит атмосфера непогашенных кредитов, охранник на входе не тыкает в тебя с вопросом «чего надо?», а менеджеры не принимаются первым делом предлагать тебе взять кредит на всю оставшуюся жизнь. Я помню, в Москве было отделение, кажется, «Открытия» на Смоленке, совмещенное со «Старбаксом». Вот что-то такое было бы для меня идеальным выбором.
  • История про банки Чехии, где я сейчас живу, достойна поэм и од. В Праге я пользуюсь «ЮниКредитом»: удобно снимать деньги в России, так как все их банкоматы по миру беспроцентные. Ну и, когда выбирал банк, думал, что все-таки это большая международная компания, наверняка и спектр услуг у нее куда шире, чем у какой-нибудь скромной чешской конторы с неизвестными буквами в названии. Конечно, я был не прав. Банки этой гордой страны друг от друга отличаются не сильно. Дело в другом. Они просто не работают.
  • Историй про чешские банки у меня примерно миллион, вот одна из последних. Не так давно я ехал из Рима в Венецию от одних друзей к другим. Доехал до вокзала на «Убере» (потом поймете, почему я не упускаю детали). Распрощался с приятелем на Термини. Купил ему билет на электричку до аэропорта через приложение железных дорог. Себе — там же — на поезд до любимого города на каналах. Пока ехал до Санта-Лючии, забронировал и отель. Ехать часов пять, так что в Венеции я был уже за полночь. Едва дошел до отеля, как мне гордо сообщили, что снять с моей карты деньги они не смогли. И передали мой номер другому человеку. Дело было в разгар кинофестиваля. Сентябрь. Больше в городе не было ни одного свободного номера. Мою карточку не принимали в последних открытых ресторанах. Банкоматы не выдавали деньги, хотя со счетом все было в порядке. В чем проблема, я узнал уже наутро.Оказалось, что банк установил мне лимит операций в Интернете, после которых в принципе блокируются все операции. Узнал я об этом, конечно, лишь наутро, так как ночной горячей линии у банка нет. «Убер» до вокзала в Риме тоже считался такой операцией в Интернете. И каждый из купленных билетов на поезда — тоже. В день, как считают в банке «ЮниКредит», человеку достаточно пяти «Уберов», например.
  • К криптовалютам отношусь завороженно. Но смотрю на них ровно как индеец на десятый айфон. Я совершенно ничего не понимаю в криптовалютах. Конечно же, знаю о существовании биткоина и этериума. Мечтаю пообщаться с Виталиком Бутериным, мило злорадствую, когда мои друзья, купившие себе пару монет, рвут на себе волосы, наблюдая за графиком падения курса. Судорожно чешу ладони, пытаясь купить себе половинку сотой биткоина, едва кривая устремляется резко ввысь. Но не думаю, что это когда-либо случится.
  • Предпочитаю исключительно тратить. Причем я люблю тратить даже тогда, когда тратить нечего. И очень себя за это корю. К сожалению, живу по принципу «деньги нужны для того, чтобы с ними расставаться». И даже проведя с собой серьезные воспитательные беседы о культе скромности, необходимости считать деньги и вести счет бюджету — срываюсь на второй день.
  • Любимые статьи расходов — еда, путешествия и одежда. А самая любимая — когда удается это совместить. Например, купить в приступе счастья билет до Парижа, забронировать столик где-нибудь на канале, напиться с друзьями белым и отправиться абсолютно счастливым в Маре за очередной партией свитшотов.
  • Когда заработал первые деньги? Кажется, это была моя первая журналистская публикация в районной газете. Впрочем, учитывая, что это был девятый класс, я был довольно юн. И после того момента зарабатывал уже в регулярном режиме. О чем была статья, не помню. Но тогда я в пылу юношеского максимализма посягал в основном на большой жанр очерков и портретов. Так что наверняка что-то в этом роде.
  • Банковской системе Чехии, конечно же, я доверяю куда больше, чем российской. Культ частной собственности и неприкосновенность личности здесь настолько принципиальны, что мысли о том, что твои деньги «исчезнут», «обнулятся», «будут потрачены на строительство моста в Крым», даже не может возникнуть. Российская банковская система настолько подчинена государственным интересам и сложнопредсказуемой политике, что в любой момент может возникнуть какая-нибудь гибридная война, которой оправдают изъятие всех частных денег из банков и полную национализацию финансовых институтов.
  • «Банкопад», конечно, пугает. Но куда больше пугает создание банковских монстров, пожирающих всех остальных игроков. В стране не остается места для частного капитала в тех отраслях, которые власть считает «своими». Вот и регуляция рынка происходит не внутри финансового сообщества, а сверху, со стороны контролирующих органов. И так везде, от нефти до финансов.
  • А мне как раз не хотелось бы, чтобы мы говорили о сверхконтроле — любое чрезмерное регулирование не приводит к развитию отрасли. Да, банковский сектор крайне подвержен кризисам, социально опасен последствиями возможных банкротств для людей. Но не только железной рукой власти можно построить работающий банковский механизм. А в России, к сожалению, упорно видят лишь этот путь.
  • По большому счету Россия уже оказалась в изоляции. Даже если брать финансовые организации. В Крыму, например, который официальные российские власти считают «присоединенным», а цивилизованный мир — «аннексированным», не работают ни банки, ни платежные системы. Многие компании из-за несовместимого с открытой экономикой климата и государственного давления ушли из России. Международные санкции лишь ужесточаются. А российские власти в ответ лишь огрубляют милитаристскую риторику и рисуют мультики про летящие на Флориду ракеты. И продолжать можно долго. Вряд ли это ведет к выходу из изоляции. Советник Путина по вопросам развития Интернета Герман Клименко не так давно гордо рапортовал, что Россия готова отключиться от Всемирной сети. Это настолько же глупо, насколько тенденциозно. Завтра примерно то же скажут о Visa и Masterсard. Благо уже есть свой «Мир». А дальше — своя финансовая система, отключенная от мира? В этом ощущении «кольца врагов» сегодня живет наша страна, эту пропаганду изоляционизма мы слышим из уст представителей власти и ее глашатаев на федеральных каналах. Но очень хочется верить, что это в скором времени закончится.

Беседовала Инна ЛУНЁВА, Banki.ru