• Если имею возможность выбора банка в России (как правило, они в разных странах), придерживаюсь принципа — «кого я знаю из руководства». Важен факт существования человека, лично отвечающего за происходящее с моим счетом. Конечно же, это абсолютно несправедливый, примитивный и варварский подход. Я понимаю, что многие скажут, что можно взять большое западное имя. Тем не менее я по-стариковски верю в успех личных связей. Еще одним критерием для меня является история существования банка. Сами продукты, предлагаемые банком, для меня не особо важны. Необходимо знание магического номера, по которому я позвоню, и все будет хорошо.
  • Много лет работал с Оргрэсбанком (ныне — «Нордеа») и продолжаю с ними работать. Игорь Коган и Ирина Мамхегова, стоявшие у истоков создания этого банка, — мои близкие друзья. Они создали уникальный мощный банк, не пользуясь при этом никакими «традиционными» российскими методами. Это люди, которых я очень уважаю. Одна из самых громких сделок — продажа Оргрэсбанка шведскому Нордеа Банку в разгар кризиса.
  • Есть у меня и карточка Сбербанка: много лет общаюсь и дружу с Германом Грефом. Также имеется карта Альфа-Банка — она расчетная, ее использует радиостанция «Серебряный дождь». У меня с этим банком была проблема — они забыли перевыпустить мою карту.
  • Распределяю деньги по такому принципу: много езжу в Европу — есть карточка в евро, много работаю в долларовой зоне (Дубаи и Штаты) — есть долларовая карта. Есть, конечно же, и рублевая.
  • Брал крупный кредит в Оргрэсбанке — со мной были безукоризненно вежливы, конструктивны и очень профессиональны. Заблаговременно предупреждают корректными по форме и по содержанию сообщениями о необходимости очередной выплаты. Повторюсь, я очень доволен этим банком и счастлив с ним работать.
  • Никогда не пользовался услугами ипотеки, но могу понять причины болезненности этой темы в России. Деньги очень «дорогие». Ипотека становится безумной затеей. Ведь она настолько рискованный для банков инструмент, что те вынуждены ею заниматься из политических соображений. Это трагедия, свидетельство низкого уровня стабильности нашего общества. Ипотека является важнейшим критерием доверия общества к власти и ее честности. В нашей стране ипотека еще долго не будет реально действующим механизмом.
  • Четко разделяю финансовые потоки и пытаюсь планировать свои принципиальные затраты. Есть деньги, которые я выделяю на каждый день. А есть финансы, которые должны приносить доход. К ним совсем другое отношение.
  • Очень активно работаю на рынке ценных бумаг. Сейчас хорошее время вкладывать. Говорят, что из плохого спекулянта получается хороший стратегический инвестор. Мы — страна блестящих стратегических инвесторов. Считаю, что в этом деле никогда не надо дергаться и не стоит играть в любимую русскую игру — инсайд, когда появляется человек с горящими глазами и говорит, что надо срочно совершить то-то и то-то. Ничем, кроме разорения и истерик, это не заканчивается.
  • Первую официальную зарплату (75 рублей) потратил на покупку альбома Иеронима Босха для мамы. Это был восемьдесят первый год. Работать начал рано, лет в четырнадцать. И на овощной базе разгружал, и на холодильнике — туши таскал. Я и афиши расклеивал. Подметал на площади перед знаменитым ДК им. Горбунова (подметал бы в Питере на Дворцовой, были бы шансы пробиться в нынешнее правительство).
  • Деньги интересовали всегда. Хотелось, чтобы моя мама жила хорошо, дети были счастливыми, чтобы у них были игрушки, которых не было у меня. Чтоб жена чувствовала себя абсолютно счастливой (в рамках разумного, конечно). На каждый праздник дарю ей какое-нибудь украшение. У нее немало бриллиантовых колец.
  • Волнует не столько обладание деньгами, столько то, что они дают. Понимаю, что очень большие деньги — колоссальное чувство ответственности. Не хочу оказаться в десятке журнала Forbes. Это уже деньги художника. Деньги, которые нужны для того, чтобы рисовать крупные проекты. Деньги, которые не имеют никакого отношения к реальному потреблению. Деньги, которые не дают тебе спать по ночам. Для меня деньги — это свобода, возможность ездить, куда я хочу; это борьба со стрессом, когда я впадаю в настроение шопоголика и мне хочется купить себе очередной электронный прибамбас; возможность помочь моим близким друзьям или человеку, который ко мне обратился; свобода журналистской деятельности, что крайне важно.
  • Я заработал большие деньги, занимаясь бизнесом. И всегда зарабатывал подобным образом, чтобы иметь возможность открыто высказываться и чтобы нельзя было подумать, что меня можно купить.
  • Американский фонд, который был задействован в очернении меня как журналиста, не существует. Сайт зарегистрирован в США на российскую кредитную карту. Список «самых коррумпированных журналистов» хитро составлен — в основном там те, кто выступал против Ходорковского и всегда поддерживал Путина. Меня пытались активно скомпрометировать в течение нескольких лет. Поскольку я добился отставки нескольких людей в российской судебной системе, которые контролировали бизнес, сопоставимый с бюджетом небольшой африканской страны. С их стороны оказывалось колоссальное давление на радиостанцию: нам, к примеру, присылались отрубленные говяжьи языки… Я не успокаиваюсь — и мне закрывают телевизионную передачу. А потом, когда снова говорю правду, — и вторую! Путь в отечественную журналистику мне сейчас частично закрыт. Правда, некогда грустить по этому поводу. Очередная книга вышла — «Путин и Медведев» — в соавторстве с американским политологом Николаем Злобиным. Огромное количество обоюдной инсайдерской информации!
  • Одним из первых в стране начинал заниматься бизнесом. Сейчас, кроме занятия журналистикой, интересно использовать свои внутренние ощущения, понимание и знания для консультирования в пограничных областях маркетинга, психологии и пиара.
  • Бюджет в семье распределяется просто. Жена говорит: «Дай денег», и я даю. Перед этим мы долго выясняем, сколько надо… Как правило, мои ощущения размера суммы оказываются правильными (и это немалая сумма!). Плюс я выплачиваю зарплаты людям, которые нам помогают. Контролирую факт наличия в доме еды. Совершаю оплату всего, что имеет отношение к детским тратам. Жена не работает. Любит детей (у нас их четверо) и меня. Этого более чем достаточно! Всего у меня семеро детей. Не уверен, что хочу, чтобы мои сыновья (их трое) занимались бизнесом. В России невозможно поступательно заниматься никакой предпринимательской деятельностью! Судьба предпринимателя трагична. Ты постоянно отбиваешься от бесконечных наездов, проверок…
  • Возьмем, к примеру, нашу налоговую службу. Поведение ее представителей временами — сумасшествие какое-то. А обстановка?! Люди часами стоят в очереди на ступеньках! Зачем? Почему нельзя это сделать в Интернете? Я работал на Филиппинах, в Ирландии и в других странах, но ни в одной стране мира при оборотах, гораздо больше, чем в России, не надо было иметь такое количество бухгалтеров для обслуживания моей деятельности! Если государство всерьез говорит о модернизации, то первое, что надо сделать, — модернизировать само государство.
  • В 2000 или 2001 году я отправился на банковскую конференцию в Лиссабон послушать, что люди говорят. Там я познакомился с Аркадием Дворковичем, тогда еще помощником Грефа. Чуть позже, уже на телепроектах, познакомился и с самим Грефом. Много лет работал в разнообразных экономических зонах. Горел идеей создания таких зон в России не в формате налоговых зон, вроде тех, что были в Ингушетии и не несли никакого смысла, кроме ухода от налогов, а предпринимательских. Я много говорил на эту тему и с Грефом, и с Кудриным. И мы готовили специальный закон. Но, когда в конечном счете идея была реализована, то не имела ничего общего с тем, что предлагал я. Говорил Грефу, что готов был уйти из журналистики и возглавить эту сферу…
  • Для меня интересным проектом, помимо написания книг, являются творческие встречи, построенные по принципу моноспектакля. Мои очень требовательные друзья, которые всегда ходят и открыто высказывают свое мнение, — Андрей Макаревич, Саша Кутиков, Владимир Матецкий, Михаил Веллер, Аркадий Дворкович, — считают, что это новый жанр. Перед каждым спектаклем идет тяжелейшая научная работа. Просматриваю огромное количество источников. Изучаю. Думаю. Потом идет двухчасовое общение с людьми, где на их глазах рождается спектакль. Рассказываю об основных проблемах России, о политических фигурах, которые задействованы в российской политической игре, об основных тенденциях, интригах и войнах внутри Кремля. Люди смеются и плачут, когда смотрят этот спектакль. Потом говорят: «Понятно, почему Соловьев был отрезан от эфира, но почему так поздно?!» Сейчас буду поднимать Аристотеля, Карамзина, Соловьева, Ильина. Нынешняя серия спектаклей посвящена главному российскому вопросу — сказке о добром царе. 27 мая — Москва, 1 октября — Казань, 14 октября — Санкт-Петербург.

    Официальный сайт Владимира Соловьева: www.vsoloviev.ru
    Официальные блоги: http://blogs.mail.ru/mail/vrs63 и http://vsoloviev.livejournal.com

    Беседовала Юлия ГОРЯЧЕВА