• Я являюсь клиентом банка в двух ипостасях: как частное лицо и как президент международного благотворительного фонда. Я пианист, живу на две страны, разъезжаю между Москвой и Штутгартом, в Германии у меня давно уже вид на жительство. Поэтому мой подход к выбору банка сугубо утилитарный: друзья порекомендовали, я туда и пошел. За годы наших российских потрясений к отечественным банкам у меня выработался осторожный подход, поэтому все свои основные сбережения храню в Германии — в Dresdner bank, который теперь называется Commerzbank. У меня карточка MasterCard этого банка, с которой я езжу по всему свету. Если я расплачиваюсь ею в зоне ЕС, с меня не берут никаких процентов. Своим оперативным денежным счетом распоряжаюсь по телефону, так как я VIP-клиент.
  • Живя в Европе, я сменил несколько банков, среди которых был и разрекламированный Citibank. Он для меня уже в Германии оказался крайне неудобен — огромные очереди, неточность работы, ошибки в выполнении моих распоряжений, а теперь и здесь, в России, мне регулярно звонят из Ситибанка и предлагают свои продукты, при этом для меня там нет ни одного интересного варианта.
  • В России сначала я выбрал банк ВТБ 24, так как живу на Тверской, а отделение находится напротив моего дома. Но со временем там появились огромные очереди (а VIP-клиентом я так и не стал), постоянно наблюдалась одна и та же картина: работает один оператор, а вокруг толпа народа, простоять можно было больше часа… Я терпел, так как в ВТБ 24 меня привлекал интернет-банкинг. Но потом подобные сервисы появились и у других банков. В результате я перешел на обслуживание и отнес свои сравнительно небольшие сбережения в Первый Республиканский Банк. Очень доволен! Никаких очередей, все четко работает, карта (у меня золотая Visa) ни разу не дала сбоя, проценты по накопительному депозиту достойные. Нравится график работы банка — он работает долго, в том числе по выходным дням. Персонал приветлив, менеджеры всегда улыбаются. Я клиент ПРБ уже четыре года.
  • Финансовый кризис на моих концертах и гонорарах не сказался. Свои обычные сто концертов в год я играю, как и прежде. То же самое и с моей деятельностью в качестве профессора и заведующего кафедрой фортепиано в Академии музыки им. Гнесиных. То есть с уверенностью можно сказать, что истинное искусство кризису не подвластно!
  • А вот где проблемы возникли, так это в работе моего благотворительного фонда. Он существует шесть лет и абсолютно прозрачен. Это честная добрая организация, которая помогает талантливым детям, живущим в разных городах России. Мы спасаем от закрытия музыкальные школы и стараемся поддерживать российскую культуру в регионах. В Питере и в Москве распиарить себя легко, а вот попробуйте организовать концерт в глубинке, в каком-нибудь медвежьем углу! Я приглашаю для участия в своих программах выдающихся музыкантов и актеров — Соткилаву, Баскова, Гвердцители, Хаматову, Куценко, Малинина, Газманова, зарубежных артистов и симфонические оркестры. Мы собираем полные залы. Также мы поддерживаем ежемесячными стипендиями от 1 500 до 3 500 рублей 50 талантливых детей. Приглашаем на концерты, следим за их творчеством. Создали программу особой важности «Дети — детям», в которой талантливые ребята с детства приучаются к благотворительности и своим искусством реально помогают сверстникам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.
  • В кризис фонду помогли мои друзья, давали денег — кто сколько мог. А вот один банк меня все же подвел. Он обанкротился, и там на счетах остались все деньги, собранные на благотворительные цели. Это банк «Московский Капитал». Виктор Крестин, руководивший им, очень нас поддерживал, выделял деньги стипендиатам. Он и сейчас входит в попечительский совет фонда, и мы очень надеемся, что наша дружба и сотрудничество будут продолжаться. Но кризис ударил, и банк пережить его не смог. Все наши накопления на стипендии детям пропали. Тут-то мы и столкнулись с российской системой выплат через АСВ. По закону есть три группы пострадавших, которым возвращают денежные средства. Так вот, мы, как благотворительная организация, стоим в самом конце списка и своих денег до сих пор не увидели. Если когда-то что-то получим, то это уже будет просто на карманные расходы. Благотворительность у нас задвинута на дальний план, законодательство совершенно непродуманное. Во всем мире деньги, идущие на благие дела, не облагаются налогом. У нас наоборот! Нет никакой поддержки. Вся благотворительность — это следствие героической жертвенности наших людей. Честь и хвала тем, кто даже в сложные времена находит возможность поддерживать добрые начинания. Меня в кризисный год спасли губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин и бизнесмен Александр Мамут — они организовали меценатскую помощь, и фонд свою деятельность не прекратил.
  • Взрастить в нынешней России хорошего музыканта — занятие не из дешевых. Государство для талантливых бесплатные квоты, конечно, держит, но в принципе все музыкальное образование в нашей стране стало платным. А ведь многие ребята, которые подают надежды, выходцы из неполных или неблагополучных семей. Сегодня самый примитивный духовой инструмент стоит несколько тысяч долларов, а еще надо есть, одеваться, оплачивать уроки с педагогами. Помочь этому мы можем, только если объединим усилия благотворительных организаций и государства. Меня радует, что с приходом нового ректора возрождается Академия музыки им. Гнесиных, где я теперь преподаю. В свое время я отказал ряду американских и немецких университетов, а вот предложение академии решил принять, потому что там все оживает, меняется к лучшему и это всем нам дает надежду. У нас рождаются таланты, которые через несколько лет прославят Россию во всем мире, и поддержать их — дело нашей совести. Поэтому мне хочется обратиться ко всем соотечественникам, состоявшимся в жизни духовно и материально: давайте вместе поддержим наших детей, они очень в этом нуждаются, и этой помощью прославим нашу страну…

Беседовала Елена ИЩЕЕВА