«Стремиться заработать на «мерседес» — несусветная глупость»

«Стремиться заработать на «мерседес» — несусветная глупость»

Ирина Хакамада
коуч, писатель
14558
  • Поскольку я консерватор, держу деньги в М2М Прайвет Банке. Для нас с мужем, предпринимателем Владимиром Сиротинским, важно иметь дело не с госкорпорацией, а со структурой с хорошей финансовой репутацией, склонной к консерватизму. Для нас первостепенно, что этот банк активно работает на рынке бумаг. В инвестициях, как правило, не гонимся всего лишь за объемом активов.
  • Мы с мужем — люди практичные. Распределяем деньги по корзинам стран, в которых живем. Есть рубли для жизни в России, есть евро. У мужа — консалтинговый бизнес во Франции: продумывает различные легальные схемы. Часто бываем в Европе. И конечно же, у нас есть доллары — как гарант стабильности и консерватизма.
  • У нас общий счет. Все расходы, как правило, тщательно планируем. Много денег уходит на хозяйство. Не любим отвлекаться на бытовые моменты, включая ведение дома и подобные дела, — важнее творчеством заняться или хороший фильм посмотреть. Не стремимся отдыхать в пятизвездочных отелях. Предпочитаем в первую очередь отлично платить людям, обслуживающим семью. Целый штат помощников! И над всем стоит управляющий — отставной полковник ракетных войск.
  • Часто произношу «мы», когда говорю о себе: мы с мужем дуальные партнеры. При этом относимся к частному пространству друг друга с большой корректностью. На тренингах и мастер-классах, описывая мою нынешнюю семью (этот брак — четвертый), подчеркиваю, что наше пространство делится на три части. Есть общее, плюс у каждого — свое. В общем пространстве абсолютно открытая информация о наших финансовых делах. Подчеркну, что мы внимательно изучаем рынок. Именно муж настоял, чтобы у меня был собственный счет, дающий возможность так называемых резервных денег. Он исходил из того, что я консерватор, а он — финансовый экстремал: и на рынке Forex понес большие убытки, и в 1998-м сильно подставился с ГКО. Сейчас мы все, что связано с деньгами, пытаемся тщательно прогнозировать, поскольку создаем собственный резервный фонд. Вы же понимаете, что на нашу пенсию не проживешь!
  • Наиболее значимая для меня зарплата (а я и преподавательской работой занималась, и предпринимательством, и чиновником была) — начала 1980-х, когда после аспирантуры экономического факультета МГУ сторожила строившийся кардиологический центр на юго-западе Москвы за 3 рубля в час.
  • В последние годы много занимаюсь журналистикой и литературной работой. Самый запоминающийся гонорар — 20 тысяч долларов аванса за первые книги. В контракте с издательством были также прописаны приличные royalties. Не скрою, подобная поддержка была мне крайне приятна: тогда только ушла из политики. Деньги разошлись «на жизнь».
  • Деньги для меня, безусловно, важны, поскольку во многом обеспечивают качество жизни. Правда, успешная самореализация и наличие свободного времени, безусловно, важнее. Я на своих фирменных мастер-классах, проводимых по всей России, преподаю в том числе, как продумывать успешное соотношение «деньги — развитие», столь важное для нормальной жизни. И в моей последней книге «Дао жизни» об этом размышляю. Учу, как не зависать по жизни в удручающем состоянии корпоративного планктона.
  • Не понимаю, почему у многих сегодня на первом месте стоят деньги. В 25 лет стремиться прежде всего заработать на «мерседес» — несусветная глупость. У меня есть знакомые, которые питаются черт-те чем, живут с родителями, мало путешествуют. Почему? На навороченную машину копят! Это нелепо! Я Данилу, сына, в первую очередь учу соблюдать баланс процесса зарабатывания и истинных собственных целей.
  • Порой спрашивают, почему не занимаюсь бизнесом: навыки экономиста, системное мышление, связи, репутация, драйв есть. Интереснее сегодня работать в качестве личного тренера. Не «подсаживаю»: одного-двух индивидуальных занятий, как правило, достаточно, чтобы человек осознанно утвердился в решении, раньше принятом им же.

Беседовала Юлия ГОРЯЧЕВА