• У меня первое образование — экономическое, и я психологически не очень доверяю банкам, названия которых мне вообще ни о чем не говорят. Банки, которые на слуху, с биографией, зарекомендовавшие себя, всегда дороже в обслуживании. С другой стороны, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Я готова платить пару тысяч рублей в месяц, но хочу жить спокойно. Также прислушиваюсь к рекомендациям друзей, которые пользуются услугами того или иного банка.
  • Учрежденное мною общество с ограниченной ответственностью занимается моей концертной деятельностью: со мной работают музыканты, которые получают зарплату и положили ко мне свои трудовые книжки, я должна заключать договоры с организаторами моих концертов. После создания собственной концертной фирмы я отказалась от посредников, хотя раньше так и работала. Жаль, что государство совсем не помогает малому бизнесу. Все, что красиво рассказывается с экрана телевизора, на деле зарубается на корню и принимает совсем другие законодательные обороты.
  • У моего предприятия счет в ВТБ Северо-Запад (ныне присоединен к ВТБ. — Прим. ред.). Никаких претензий к этому банку нет. Но в основном с ним работаю не я, а бухгалтер. Наряду с рублевым счетом не так давно мы вынуждены были открыть и валютный. Я подписала контракт с западной продюсерской компанией, и мои отношения с иностранной валютой укрепляются.
  • Лично мне займов брать не приходилось. Но в нашей семье кредит на автомобиль оформлял муж, а я подписывала документы о согласии.
  • Чаще всего мне нужен только обменный пункт для покупки рублей или евро. Поэтому там я обращаю внимание прежде всего на курс. Но когда захожу и вижу, что это каморка с окошечком и единственным охранником, к такому банку у меня больше вопросов, чем ответов, и вряд ли мне захочется продолжать с ним сотрудничать. Конечно, обменники слишком презентабельно не выглядят, но всегда хочется, чтобы тебя любезно встречали, начиная с порога и заканчивая мелочами.
  • Негативного опыта общения с банками у меня нет. В начале перестройки у меня не было никаких серьезных сбережений, которые я где-то хранила и могла потерять. Я не покупала никаких акций, не вкладывала деньги ни в какие пирамиды, чтобы потом это все рухнуло. Меня Бог уберег от этого. Однако последний кризис показывает, что никто ни от чего не застрахован.
  • Хотелось бы и копить, и тратить. Но большая часть моих доходов уходит на расширение производства: новые программы, пополнение музыкального коллектива, аранжировки песен, инструменты. Если ко мне в руки попадает хорошая песня, о которой я мечтала, это тоже стоит денег. Хотя недавно мне позвонили из Израиля и просто подарили три песни. Только такое, к сожалению, бывает нечасто. Так что я вкладываю деньги в собственный бизнес и инвестирую в себя же.
  • С мужем мы ведем совместный бюджет. Однако если речь идет о крупных покупках, основной плательщик — муж. Что касается повседневной жизни, то за эти расходы отвечаю я.
  • Доверяю банкам в той же степени, в которой доверяю государству. Конечно, никто не застрахован от ошибок. Но если бы ты в рамках нашей экономики мог прогнозировать судьбу банка, это было бы потрясающе. Тогда бы я могла параллельно со своей певческой деятельностью давать консультации, как хранить деньги, но, к сожалению, я простой смертный человек. Пока, тьфу-тьфу-тьфу, повторюсь, у меня не было никаких проблем с банками, потому что я не очень склонна играть в азартные игры с государством.

Беседовала Лариса ЗОРИНА (Санкт-Петербург)