• Свои счета разделяю на текущие и тезаврационные. Стараюсь жить на зарплату, то есть активно тратить с первых и не трогать деньги на вторых. Поэтому банки у меня всегда разные. Текущие счета мне открывает работодатель, когда перечисляет зарплату. Это обычно крупный банк с разветвленной сетью. Как только я меняю работу и, соответственно, банк, немедленно интересуюсь бонусными программами. В подобных банках это популярно. Мне очень важны кобрендовые программы с авиакомпаниями, поскольку я много летаю. Нынешний выбор моих работодателей — Альфа-Банк и ВТБ 24. Тезаврационные счета у меня в самых тихих негосударственных банках. Здесь главный критерий для меня — надежность и возможность общения с менеджером в любое время, ибо случается, что в самый неподходящий момент возникает проблема и тебе срочно нужны не предусмотренные текущим бюджетом деньги, а на текущем счете их нет. Уважаю VIP-отделения «Альфы» и банк «Альба Альянс».
  • Уровень обслуживания зависит от отделения. Часто бывает, что проклинаешь банк, куда так неудачно зашла, а дело оказывается только в отделении или в отдельно взятом клерке. Меня всегда дико раздражал ВТБ 24, однако обнаружился у него в Москве допофис на Покровке, где работают ангелы. Теперь только туда и хожу, если возникает нужда с ними пообщаться. В Альфа-Банке то же самое. Прелестное отделение у метро «Курская», в магазине «Людмила», и совершенно хамское у «Алексеевской». То есть вряд ли дело именно в банке. Дело в людях и в HR. Неуспех HR — неуспех банка.
  • Сбережения храню пополам в евро и долларах. Трачу в рублях то, что в рублях зарабатываю.
  • Сама никогда кредит не брала, но много раз была поручителем. И так неудачно, что передать не могу. Пришлось отдавать свои деньги, и много, и продавать чужое имущество по доверенности (банки не могут этим заниматься, а с приставами лучше не связываться). Сделала для себя несколько важных выводов:
    — никогда не выступать поручителем;
    — не доводить дело до судебных приставов;
    — не пытаться объяснить свой план разруливания тяжелой ситуации клерку или даже начальнику департамента — им все равно, какой у вас план выплаты денег, это не их деньги. Идите сразу к собственнику или топ-менеджеру, если сумма крупная (в моем случае так и было), они поймут, что вы не враг. И что вы единственный человек в мире (еще раз: я была поручителем, кредитополучатель сделался недоступным), который хочет и может отдать им деньги.
  • В банке в первую очередь обращаю внимание на очередь и ее состояние. Если это три-четыре хорошо одетые сдержанные женщины (а лучше — мужчины), не орущие в мобильник: «Братан, на Магадан, по пивасику ваще», — это, скорее всего, мой банк.
  • Негативный опыт общения с банками был. Увы, это крупный и уважаемый банк, который я с тех пор ославливаю на каждом углу и обхожу стороной. Причем я какое-то время была его клиентом. Не берите кредитов в Райффайзенбанке! Я ему год пыталась отдать 40 тысяч евро чужого кредита, у меня была доверенность, выданная кредитополучателем в тюрьме. Она банку не нравилась, и он не брал у меня денег, хотя я была вписана в договор как поручитель. В итоге я вернула деньги через суд, и то не сразу — Райффайзенбанк и по решению суда не хотел у меня их брать. То есть он хотел арестовать мое имущество, закрыть мне выезд за рубеж — все что угодно, только не брать денег. Не спрашивайте меня, почему: думаю, их интересовали штрафы и пени, но напрасно — я при первой же неудачной попытке отдать им долг выбила у них справку, что они не могут или не хотят взять у меня деньги. Так что суд, в который я же и подавала иск, отмел любые их претензии на штрафы. Надо было на них еще и издержки повесить, ну да ладно. Кредит получали в Смоленском отделении. Участвовал и центральный офис, но без толку.
  • Копить или тратить — это половой вопрос. Предпочитаю копить, но получается только тратить. Ну и не буду я себя за это корить: да-да, предпочитаю тратить. Раз уж ничего другого не удается. Любимая статья расходов — путешествия.
  • Семейный бюджет ведется диктаторски. Я зарабатываю, я и трачу. Кто не доволен — велкам на рынок труда.
  • Я со школы подрабатывала машинописью, диссертации чужие перепечатывала. Долго этим занималась, пока не сообразила, что диссертация — это проще простого. Кандидатскую практически любой дурак защитить может, а докторскую — либо мозги нужны, либо связи. Написала кандидатскую сама и машинопись бросила. А на докторскую не хватило ни мозгов, ни связей. Хотя исподволь материал все же собираю. Может, и наберусь смелости и терпения.
  • Я доверяю российской банковской системе полностью и безраздельно, ибо другой банковской системы для нас в России нет. Но если не ерничать, то и правда весьма доверяю, несмотря на все очевидные минусы. Много бываю за рубежами нашей родины, много общаюсь там с банками в том же примерно потребительском смысле, что и в России. В итоге стала банковским патриотом. Хотя процентные ставки по кредитам у нас — сущее безобразие. Однако, будучи по первой профессии экономистом, понимаю, что это претензия не совсем к банкам. Не в чистом виде, во всяком случае.
  • Я начала прощать банкирам все. Вернее, научилась — когда проезжала мимо одного прекрасного московского театра, где была накануне и откуда вышла потрясенная. Я думала о режиссере, об актерах — какие, думаю, замечательные люди! Какая у них интересная жизнь — хоть и нищая, скорее всего, и полная всяких гадостей, но вряд ли они бы променяли ее на скучную, пусть и сытую, жизнь банкира со всеми ее ограничениями по коммуникациям, по кругу интересов и т. д. — сами знаете. Я-то вот тоже бросила банки еще 20 лет назад, хотя окончила финансовый институт, и мыкаюсь в творческой профессии. И тут до меня дошло: а ведь банкиры продают за деньги свои возможные, но не сбывшиеся впечатления; свои возможные, но не сбывшиеся безрассудства; несбывшихся любовниц и несбывшиеся авантюры… То есть продают свою жизнь. Обществу. Задорого. А режиссеры, актеры, художники свою не продают. А в складчину покупают его, банкира, жизнь. И он тихо рыдает на их премьерах, если у него еще осталась душа. Если осталось на что рыдать.

Беседовала Инна ЛУНЕВА