• Мне 71 год, что означает в аспекте портала Банки.ру только одно — Сбербанк вошел в мою плоть и кровь. «Надежно, выгодно, удобно», «Накопил — и машину купил», «Храните деньги в сберегательной кассе» — эти рекламные лозунги (раньше слово «слоган» не было в почете) виднелись на многих крышах в Ленинграде, где прошло мое детство. Брандмауэры домов (то есть стенки без окон) отдавались под эту рекламу. Поэтому и свои личные деньги (к сожалению, их не так много, как хотелось бы) я частично храню в Сбербанке. Сказывается здесь и принудиловка. Я преподаю на факультете журналистики МГУ. Наша бухгалтерия, не спрашивая моего согласия, переводит зарплату в «Сбер» — на карточку. А карточку я могу получать в Москве только в определенном отделении Сбербанка у метро «Парк культуры», где всегда огромные очереди. Здесь сказывается (сознательно использую этот повтор) и привычка. Я привык к Сбербанку. Но это не мешает мне использовать и другие банки. Скажем, для своей фирмы.
  • Почти 10 лет назад я создал фирму «ЭргоСоло» (www.nabiraem.ru). Одно из наших направлений — программа «Соло на клавиатуре», пройдя которую можно получить навык слепого десятипальцевого набора на клавиатуре компьютера. У фирмы счет в Транскапиталбанке. История любопытна. Совершенно случайно я однажды оказался в МПИ-Банке. И мне предложили там открыть счет. Я тогда организовывал фирму. Так и вышло — ее счета оказались там. Работал МПИ прекрасно. Затем произошло несколько пертурбаций, и он передал нас в Океан Банк, а потом закрылся, при этом его помещение и частично коллектив стали принадлежать Транскапиталбанку. А я знал людей, привык (опять же, стереотип) и счета фирмы перевел туда. Там же и оформил кредитные карточки, валютный счет. По роду работы мне приходится часто сталкиваться с другими банками, и они предлагают завести счет у них. Я не соглашаюсь.
  • Уровень обслуживания в Транскапиталбанке оцениваю на пятерку. Он стал работать без выходных дней. Раньше был открыт до шести вечера, теперь до восьми. На любые вопросы можно всегда получить ответы по телефону. Максимум открытости.
  • В Сбербанке бывает по-разному. Жалко стоять в очереди, когда надо оплатить коммунальные услуги или произвести те или иные операции, связанные с моими сбережениями, — положить деньги, взять их, уточнить, был ли перевод на мой счет, и т. д. Очередь! Связано это прежде всего с медленной работой сотрудников. Они двумя пальцами вбивают мою длинную фамилию Шахиджанян ровно минуту. А можно, если это делать слепым десятипальцевым методом, тратить секунды. Надеюсь, скоро положение изменится: Герман Греф, президент Сбербанка, принял решение обучить всех работников слепому десятипальцевому методу набора. А так меня устраивают помещения банка, внешний вид сотрудников, и единственное, что хотелось бы изменить, — время ожидания. Очередей в банке не должно быть по определению. Мне рассказывали, что на каких-то автозаправках висит объявление: «Если перед вами в очереди больше трех человек, вы получите от нас чашку кофе с пирожным бесплатно». Не знаю, что могут обещать банки в этом случае (увеличение процента, красивые авторучки), но хорошо бы ввести что-то подобное.
  • Храню сбережения в трех валютах: рубли, доллары и евро. К сожалению, совершенно (хотя нередко могу предсказывать колебания валютных курсов) не использую конвертацию. Дважды на этом прилично потерял, но это больше относится к моей фирме. Я мог перевести рубли в доллары, однако не стал этого делать. А зря. Все откладывал и откладывал — вот и дооткладывался. Погорел на большую сумму. Но принцип моей жизни — никогда о прошедшем не жалеть.
  • К счастью, ни разу не брал кредитов. На слово «кредит» у меня аллергия. Брал часто в долг, но только у знакомых и друзей. При этом всегда следую принципу: в долг можно дать только тому человеку и только ту сумму, которую ты можешь этому человеку подарить. Кредит в банке, к сожалению, никто не может мне подарить изначально. Но, как говорят французы, a’propos (реплика в сторону): у меня был случай, когда неизвестный мне банкир перевел на счет моей фирмы 3 тысячи долларов — в тот момент, когда у нас не было ни копейки. И именно благодаря этой акции мы выжили. Кто тот банкир, до сих пор не знаю. Но в моей душе есть памятник неизвестному банкиру.
  • Негативные истории общения с банками, конечно, были. Например, звоню в Райффайзенбанк и ищу конкретного специалиста. Называю его добавочный номер. Мне говорят: «Сообщите фамилию сотрудника». А я знаю только имя. Трубку бросают. Прошу соединить с той или иной службой — IT, пресс-центром. Там отвечают: «Дайте фамилию или добавочный номер». А я опять-таки не знаю. Вешают трубку. Девушки, сидящие на коммутаторе Райффайзенбанка, могут довести до бешенства любого. Например, хочу поговорить с Михаилом Александровичем Левиным, начальником отдела по обучению персонала, называю его добавочный. Никто никогда не отзывается. «Девушки, — обращаюсь я к сотрудницам коммутатора Райффайзенбанка, — может быть, вы можете меня соединить с его начальником, или подчиненными, или заместителями, чтобы я узнал: а вдруг Левин в отпуске, в командировке. Что мне — каждый час до него дозваниваться, чтобы каждый раз никто не брал трубку?!» Не положено, полный отказ, трубка вешается.
  • Еще один аспект. Если для банковских сотрудников всегда есть места для парковки, то для клиентов они обычно отсутствуют, что неправильно. Мне не хочется утомлять вас своими рассказами о негативном восприятии тех или иных кредитных организаций. Увы, их много. Но я не брюзга. А вот в каждом отделении банка (любого банка) иметь трубку, чтобы я мог позвонить руководству и сообщить о своем недовольстве, есть смысл, на мой взгляд. Заходишь в банк — шесть сотрудниц весело обсуждают, стоит или не стоит носить мини-юбки. На тебя никто не обращает внимания. Была бы такая трубочка — я бы позвонил и сказал свое мнение о мини-юбках.
  • Недавно я был в семи европейских странах, и мой приятель утверждал, что по карточкам Сбербанка Maestro я не смогу ничего оплачивать. И мы поспорили, что смогу. И я выиграл спор. Обычно я спорить не люблю, ибо в споре не рождается истина, в споре рождаются война, недоверие. Одно из любимых моих выражений: «Один из спорящих — дурак, а другой — мошенник». Но тут поспорил. В Дании, Норвегии, Финляндии, Германии, Швеции, Нидерландах легко было расплачиваться карточками Сбербанка и «Транскапитала». А вот в Польше возникли сложности.
  • Конечно, я предпочитаю тратить. Но для того, чтобы было что тратить, нужно копить. Это я про личные деньги. А вот про деньги фирмы — копить, копить и копить. Только не получается. Я обязан тратить, тратить и тратить. Знаю, что деньги фирмы можно поместить в какой-нибудь банк под проценты. А боюсь.
  • В бизнес-проекте я использую правило: во всех удачах благодарить обстоятельства, во всех неудачах — себя. Всегда помнить, что нет, кроме смерти, безвыходных положений. Помнить, что любую мечту можно превратить в попутный ветер, если правильно поставить паруса. Знать, что начать новую жизнь невозможно, можно лишь улучшать свою старую — и делать это надо постепенно. Помнить, что злиться на других — бесполезное дело. Злость, как и зависть, лишь испортит характер. И конечно, не забывать, что злиться на друзей нельзя, а на врагов — бессмысленно.
  • Я верю: президенты, председатели правлений, директора банков наконец-то поймут, что нужно серьезно заниматься повышением профессионального уровня своих сотрудников. Меня хорошо понимают Герман Греф, Дмитрий Назипов, Сергей Меднов, Виктор Орловский, Рубен Варданян, Марк Гарбер. И я надеюсь, что эти люди помогут мне. Знаю точно, что деньги не могут быть главным в жизни человека. Если главное — деньги, то все остальное — любовь, дети, семья, призвание — это не главное? Жить только ради денег глупо, наивно, скучно, а пожалуй, и противно. Богатых похоронят в дубовых гробах, бедных — в наскоро сколоченных. Но какая разница, как нас похоронят? Самое главное — что говорят при жизни. Самое важное — чем мы заняты. Если всего себя отдать только зарабатыванию денег — это не для меня. Моя любимая фраза: «Человек — это возможность, а жизнь — это творчество». Так и надо жить. И хотя вы меня не спросили, есть ли у меня пожелания к читателям вашего интернет-ресурса, я их выскажу. И мужчинам, и женщинам я желаю любви. И запомните: любовь — это взаимность. Есть взаимность — есть любовь, нет взаимности — нет любви. Камю замечательно сказал: «Не быть любимым — это всего лишь неудача, не любить — вот несчастье». Но любовь я понимаю широко. Это любовь и к жизни, и к профессии, и к родителям (родителей — к детям), и — самое главное — к себе. Я призываю вас, читающих эти строчки: полюбите себя, и тогда вас полюбят другие. Жду вас на своём сайте www.nabiraem.ru. Там мне можно написать, и я обязательно отвечу, ибо не ответить на написанное письмо — все равно что не пожать протянутую руку.
  • На вопрос о доверии российской банковской системе затрудняюсь ответить. Это все непредсказуемо. Конкретным людям доверять можно. Но я хорошо помню реформы Валентина Павлова, Виктора Черномырдина, помню реформу и дефолт 1998 года, реформы 1947-го и 1961-го. Помню, как мне не выдавали гонорар за книгу «1001 вопрос про ЭТО»: в издательство пришло якобы распоряжение деньги переводить только на сберкнижку авторам. А там было указание: денег не давать, лишь минимальные выплаты. В результате я лишился авторского гонорара за книгу, изданную миллионным тиражом, ибо деньги усохли в сто или тысячу раз, уж не помню. После этого мне сложно ответить на вопрос, насколько я доверяю. И конечно, полагалось бы все сбережения перевести в недвижимость, золото, бриллианты, ценные бумаги, но, увы, у меня нет таких сбережений. А если пропадут те, что есть, займу у друзей и как-нибудь месяц-другой проживу.

Беседовал Кирилл ВЛАДИМИРОВ