• В 1991 году, когда я начинала свой бизнес, один мой хороший знакомый открыл коммерческий банк «Ренессанс». С этим банком я сотрудничаю по сей день несмотря на то, что знакомого уже нет в живых и банком управляют другие люди. К нам всегда было особое отношение, что, безусловно, очень приятно. В качестве стартового капитала я получила в «Ренессансе» кредит и открыла рублевый расчетный счет фирмы.
  • Хотя среди моих клиентов есть и звезды шоу-бизнеса, и известные политики, и актеры (например, я много лет шила шубы для Людмилы Марковны Гурченко), и иностранные клиенты из Италии, Франции, Германии, но каких-то больших личных накоплений в виде денег собрать не получается: все вложено в дело. Мои серьезные сбережения — это готовые коллекции шуб и других вещей, а также меха и кожа, которые я закупаю на международных аукционах. Далеко не всегда клиенты авансируют деньги на приобретение меха, в основном я трачу свои средства. Поскольку моя репутация для меня очень дорога, меха приобретаю самые лучшие. В разгар кризиса 2008 года меня уговорили купить китайскую норку — мол, выглядит так же, а стоит в разы дешевле. Я сшила под заказ красивую вещь, отдала на обработку, а оттуда мне вернули ошметки. Сэкономила, ничего не скажешь. Поэтому работаю только с лучшими мехами — канадскими, российскими и американскими.
  • Такая ситуация с деньгами, когда все пущено в дело, как мне кажется, нормальна, ведь у меня небольшой оборот. Жаловаться не на что: хватило и на постройку дома, и на хорошее образование детям. Что остается — всё в развитие бизнеса. Оно необходимо, и в Москве это делать непросто. Чтобы наш бизнес без потерь пережил финансовые кризисы, пришлось расширить линейку производимых нами товаров и работ. Так, кроме меха, мы стали работать с кожей. Помимо верхней одежды, начали производить аксессуары — головные уборы, сумки, подушки, ремни, брелоки. Кроме пошива занимаемся реставрацией и перекроем изделий. Во-первых, это дает нам постоянный доход, я же должна платить за аренду помещений и зарплату сотрудникам. Во-вторых, обеспечивает работой, ведь самое опасное — потерять сотрудниц, которые за долгие годы работы стали мастерами высочайшего класса. Не хочется себя нахваливать, но считаю, что я выполняю серьезную социальную задачу — обеспечиваю работой матерей-одиночек. Так уж получилось, что в моей фирме работает много женщин, которые тянут семьи без поддержки мужчин. И мне приятно, что я могу им помочь.
  • Продвигать свой бизнес в Москве тяжело — вкладывать в развитие приходится очень много. Взять хотя бы статьи в глянцевых журналах. Сама я никогда не звоню в издания, а вот ко мне обращаются регулярно и просят впоследствии за это деньги, объясняя, что они на меня тратят человеческий ресурс, время. Бесплатные интервью, как для Банки.ру, случаются крайне редко. Заработанное за 21 год работы имя помогло лишь избежать субаренды. Город предоставляет мне помещение для бутика напрямую как субъекту малого предпринимательства.
  • В плане привлечения клиентов сарафанное радио, конечно, работает исправно, но этого недостаточно. Для серьезного роста фирмы, по законам нашего бизнеса, необходимо устраивать показы коллекций. И, как видно из практики, смысл есть исключительно в индивидуальных показах, что значительно дороже. Когда участвуешь в показе наряду с другими дизайнерами, например на Неделе моды в Москве, заказы от клиентов поступают значительно реже. На общих показах просто не собрать «свою» аудиторию. Но, как ни трудно в Москве, ни в каком другом российском городе мой бизнес не выжил бы вообще.
  • В разные годы приходилось брать кредиты, и воспоминания остались только негативные. Для нашего бизнеса кредит — всегда испытание, потому что мы не фирма, которая что-то купила, тут же перепродала и получила прибыль. Мы сначала вкладываем деньги в сырье, затем производим, а потом ждем покупателя, чтобы для начала вернуть вложенные средства, а уже потом получить прибыль. К примеру, в 1998-м я брала кредит на три года в Гута-Банке под 16% годовых, что очень неплохо. В какой-то месяц я просрочила платеж, за что мне сразу подняли ставку до 40%!
  • Еще одна неприятная история была у меня с банком «Ренессанс Кредит». Мы взяли автокредит на машину для работы. Недорогая машина — 280 тысяч рублей — в процессе выплат превратилась в «золотую»! Выплатив какие-то комиссии, взносы и сами проценты, мы в два раза переплатили первоначальную стоимость. Конечно, от российской банковской системы у меня одни разочарования. После этого случая мы с мужем решили, что больше кредит не возьмем никогда!

    Беседовала Наталия СИДОРОВА