• Доверяю ли российской банковской системе? Надеюсь, что ей можно доверять. Утвердительно ответить не могу, так как не являюсь профессионалом в этой сфере. Единственное решение для себя вижу в том, что если уж вкладывать сбережения, то в крупные банки, которые не могут просто так лопнуть в одночасье.
  • Интерьер и внешний вид персонала для меня важны. Но все-таки не из-за этих критериев я соглашусь или откажусь от сотрудничества с банком. Для меня куда более значимы известность банка и число его отделений. Знаю, что есть банки, у которых всего одно-два отделения на весь город, такой структуре я бы никогда не доверила свои сбережения. Мне важно, чтобы у банка было много отделений — и не только в Москве, но и по России, а также в ближнем зарубежье.
  • Съемки бывают и на Украине, и в Белоруссии, поэтому выбрала Сбербанк. Кроме того, что его отделения практически на каждом шагу, я, как участник программы «Аэрофлот Бонус» и держатель кобрендовой карты «Сбербанк — Аэрофлот», накапливаю мили на перелеты. Ну а не нравятся мне в главном банке страны, конечно, очереди. И количество отделений ситуацию не спасает. Все-таки именно через «Сбер» мы проводим все платежи, а люди старшего поколения получают пенсию.
  • В 2007 году, когда ничто не предвещало кризиса, я оформила ипотечный кредит в BSGV на 15 лет под 10,5% годовых. Чтобы выгадать на ставке, брала в долларах, поэтому приходится следить за курсом, ведь зарплату получаю в рублях. Рассмотрение моего заявления и весь процесс оформления были так здорово, с математической четкостью, выполнены, что именно тогда я по-новому взглянула на этот банк и стала его клиентом. Открыла несколько счетов. Сейчас, когда BSGV объединился с Росбанком, отделений стало больше, что не может не радовать. Но одновременно с этим снизился уровень обслуживания. Менеджеры стали менее внимательны к клиентам. Или еще, казалось бы, незначительная деталь — для оплаты подходишь к кассе, а там надпись: сегодня деньги принимают на стойке. Вроде ерунда, но такие замены вносят ноту несерьезности в работу серьезной финансовой структуры. Я надеюсь, что работники BSGV, прочитав мое интервью, не обидятся, а учтут эти недостатки, чтобы обслуживание для клиентов стало удобнее.
  • Свои сбережения держу в трех валютах: евро, доллары, рубли. Как когда-то научили, так до сих пор ничего не меняю. За финансовой ситуацией в Европе я, разумеется, слежу, но больше просто для информации. У меня не те суммы, чтобы сломя голову бежать в банк и конвертировать накопления в отечественную валюту.
  • Пока я нахожусь в процессе выплат по ипотеке, а потому вряд ли возьму какой-либо еще кредит. Тем более что уровень процентных ставок значительно вырос по сравнению с тем, что был до кризиса 2008 года. Если уж в настоящее время и кредитоваться, то только при условии, что сможешь досрочно все выплатить.
  • Сложностей с обслуживанием банковских карточек за рубежом никогда не случалось. Более того, когда я только приехала на Украину, мне пришло СМС из Сбербанка. Банк уведомил, что я нахожусь на территории наиболее частых финансовых махинаций, что возможны несанкционированные списания средств. Поэтому мне стоит быть крайне внимательной при проведении операций с картой и в случае чего сразу же обращаться в офис Сбербанка.
  • Я не транжира, но тратить деньги люблю, особенно на себя. Не буду оригинальной — в приобретении одежды, хорошей декоративной косметики не могу себе отказать. У меня бывают периоды, когда вообще не хожу в магазины, потому что знаю: в плохом настроении ничего «правильного» не увижу.
  • Свою дочь я научила правильно обращаться с деньгами. Зарабатывает она пока редко, находится на иждивении родителей. И, как мне видится, у нее формируется верное отношение к деньгам. До нее удалось донести, что деньги достаются трудом. Я не бизнесмен, и деньги на меня не работают — это я работаю на деньги, и, скорее всего, так будет всю жизнь, поскольку у меня такая профессия. Бизнесом я вряд ли займусь.

    Беседовала Наталия СИДОРОВА