«Мне Сбербанк на нервы не действует»

«Мне Сбербанк на нервы не действует»

Дмитрий Шагин
художник, лидер движения «Митьки»
4749
  • Критериев выбора банков для меня существует всего два: продолжительность работы на рынке (чем больше, тем лучше) и визуальная состоятельность, выразительность фирменного стиля. Отлично понимаю, что и то, и другое крайне не показательно в плане надежности. Например, в конце 1990-х почили и один из самых старых на тот момент банков (по-моему, его звали «Инкомбанк») и самый эстетский («Всемирная история. Банк Империал»). Но ничего иного предложить не могу — в вопросах финансовой грамотности я откровенно «плаваю».
  • Банков, насколько я могу судить даже по центру Петербурга, становится все больше. Это хорошо. А вообще, не стоит сильно заморачиваться, если не имеете «неразрешимых противоречий» со Сбербанком. Я очень редко пользуюсь банковскими услугами, поэтому лично мне на нервы он не действует.
  • У меня есть счет в Сбербанке, но на нем уже давно какие-то копейки. Копить мне особенно нечего, так как все текущие проекты у нас благотворительные: вход в галерею «Митьки ВХУТЕМАС» бесплатный. Реабилитационный центр «Дом Надежды на Горе», председателем попечительского совета которого я являюсь, также не преследует коммерческих целей. Люди избавляются здесь от пагубной разрушающей зависимости — как же брать с них за это деньги?!
  • В принципе, если бы у меня было гораздо больше денег, чем есть, я бы и тогда вряд ли бы занимался накопительством. Это нетворческий, монотонный процесс. Трата денег дарит в сотни тысяч, в миллионы раз более увлекательные истории. Вообще, зачем люди копят деньги? Чтобы чувствовать защищенность по жизни. Защитили ли по-настоящему кого-нибудь деньги от ударов судьбы? Исторических прецедентов нет.
  • Брать кредит мне пока не доводилось. Даже не представляю, как это делается — абсолютно безграмотный и дремучий (смеется). Хотя понимаю: случаются такие ситуации, когда просто «без вариантов». На днях нашу галерею (она находится в жилом доме в историческом центре Петербурга) затопили соседи. В трех залах потолки рухнули. Картины серьезно пострадали. Вот сейчас разбираемся с этой ситуацией, пытаемся понять, как выкарабкаться из такой «коммунальной истории» своими силами. Сможем ли мы найти спонсора для помощи в ликвидации этого бедствия? Не уверен. Это же не модный вернисаж — только лужи грязной воды, горы рухнувшей штукатурки и ободранные стены…
  • Моя любимая статья расходов довольно банальна для художника: краски и кисти. Накупить целую сумку — и в мастерскую. Рисовать, рисовать, рисовать. Хотел бы я выставиться в банке? Хм… Никогда об этом не думал. Вопрос в том, захотят ли банкиры видеть нас в своих стенах? Мы ведь как не занимались, так и не занимаемся «изящной», салонной живописью. Последнее кризисное десятилетие сильно изменило всю страну — значит, и банковский мир тоже. Наверняка кому-то из банкиров близки наши взгляды на мир и на творчество. Но я об этом ничего не знаю.
  • Семейный бюджет мы ведем интуитивно — никакой «стратегии», планирования и прочих умных вещей, только повседневная «тактика» жизни. Это не всем подойдет, хотя у такого подхода есть один неоспоримый «плюс» — больше времени остается на творчество.
  • Все известные мне денежные знаки в художественном отношении не имеют никакой ценности. Деньги (купюры, монеты) должны быть веселыми, бодрить, делать людей чуть менее мрачными и насупленными. Должен ли на деньгах быть изображен Микки-Маус? Нет, конечно! Но то, что есть, — это просто какой-то безвкусный кошмарный сон.
  • Свои первые деньги я заработал в котельной. С 18 лет трудился кочегаром. Платили мне 70 рублей в месяц. Ничего «художественного» я не покупал и близко. Жизнь тогда была очень голодной и необустроенной, поэтому самым желанным приобретением была бутылка дешевого вина и какая-нибудь нехитрая еда. Да, вот так «неинтеллектуально». Но это правда.
  • Наверное, кризис все же не закончился. С одной стороны, я не очень-то замечаю его в своей жизни: все или почти все работают, при деле, строят какие-то планы на ближайшее будущее. С другой стороны, все дорожает: абсолютно все продукты питания, бытовая электроника, бензин. Поэтому говорить, что кризису хана и небо прояснилось, — значит обманывать всех вокруг и самого себя.

    Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург)