• Банки, с которыми я сейчас в основном имею дело, — ВТБ 24 и Альфа-Банк. Оба относятся к крупнейшим отечественным кредитным институтам. Однако выбирал я их не по этому критерию. В ВТБ в то время (было это года четыре назад) работал мой добрый приятель, с которым мы вместе сочиняли всякие литературные истории, имевшие, по нашему мнению, счастливую киношную судьбу. Мне как человеку, приехавшему в большой город из дальней провинции, было комфортно от мысли, что у меня в моем банке есть «свой» человек. Мне казалось, случись что, он даст знать об очередной надвигающемся «черном» понедельнике, вторнике — и так до пятницы включительно. Из всех сценариев, написанных в то время, до производства ничего не дошло. А клиентом ВТБ 24 я остаюсь по сегодняшний день, хотя мой «вэтэбэшный» приятель уже перешел на работу в небезызвестный банк «Россия».
  • «Альфу» я тоже сам особо не выбирал: компания, c которой я в основном реализую свои киноработы, имеет финансовые отношения с актерами через Альфа-Банк. Поэтому, когда всех киноактеров в нашей стране сделали ИП (индивидуальными предпринимателями), я, что называется, автоматически стал клиентом «Альфы».
  • Об уровне сервиса долго распространяться не буду — скажу только, что при всей отлаженности бизнес-механизмов, идеальной организации офисов, поразительной вышколенности персонала от всего этого остается очень сильное ощущение роботизированности, безжизненной кибернетической «стерильности» и, в общем-то, отстраненности от клиента.
  • Любимого банка у меня нет. Но любимое отделение есть. Оно находится по соседству с моим домом. Здесь работает удивительный, совершенно невероятный коллектив. Все сотрудницы в так называемом третьем возрасте. И внешности, как понимаете, вовсе не топ-модельной. Но я этих тетенек не променяю ни на кого! Как же они внимательны, добросердечны и, не побоюсь этого слова, клиентоориентированны! К ним можно прийти с любой проблемой и быть уверенным — отнесутся с максимально возможным вниманием, просто и понятно объяснят, расскажут, посоветуют то, что действительно выгоднее всего мне. Нигде ранее ни с чем подобным я не встречался: именно здесь я чувствую себя действительно дорогим и желанным клиентом. У нас не принято давать на чай банковским работникам. А жаль. Да, совсем забыл — это отделение Сбербанка.
  • Сбережения держу в евро. Несмотря на греческо-испано-португальские коллизии последних лет, от евровалюты отказываться не планирую. Во-первых, привычка — она часто сильнее логики и здравого смысла. Во-вторых, по большому счету никакой реальной альтернативы этому виду сбережений я не вижу. Фактически примерно то же самое в плане эффективности получается со срочным рублевым депозитом: доходность депозита минус инфляция примерно равно курсовой рост евро… Поэтому не могу рекомендовать евро как лучший вариант, но и другого внятного тоже не вижу. Видимо, оптимальным вариантом может стать использование и того, и другого: часть в рублях на депозите, часть — в наличных евро. Пропорция — 50 на 50. От доллара отказываюсь сознательно, дабы подорвать экономику врага.
  • Банковский кредит мне брать, увы, приходилось. На этот шаг я решился исключительно ввиду крайней надобности, не решаемой никакими другими способами. Цель — покупка квартиры. Сложил все возможные документы в портфельчик. С силой выдохнул. Пошел в банк. Как сейчас помню, это был «Райффайзен». Сижу в коридоре, дожидаюсь своей очереди. Вокруг меня люди с очень напряженными лицами. И тут… в коридор вбегает дама. Подлетает к окошку операционистки и, тряся вырванными из своей головы клочьями волос, начинает чинить разборки: «Мы давно закрыли этот кредит! И все выплатили! Как могло на него набежать еще 2 837 рублей? Для нас это незначительная сумма, но вы уже нас достали своей свинской жадностью!..» Посмотрел я на все на это, взял свой портфельчик и — тихонько на выход.
  • Пообщавшись со знакомыми, сравнив условия там и сям, в конце концов остановился на ВТБ 24. Брал я 500 тысяч на пять лет. Расплатился за год, потому что этот кредит висел у меня на шее тяжелым кирпичом — не в финансовом, но в моральном смысле: некомфортно мне с непогашенным долгом. Когда эта кредитная история закрылась, я был бесконечно искренне счастлив и понял, что мне кредит если и надо брать, то только на такие крупные и неотложные покупки, как та же квартира.
  • Входя в банк, я прежде всего стараюсь обратить внимание на психологическую атмосферу. Оно сразу чувствуется, как тут руководство относится к сотрудникам, враждуют или дружат между собой офисные «бойцы», действительно ли мне тут рады или дальше дежурной улыбки мысли не движутся. Все остальное — интерьер, униформа, продуктовые предложения — увы, сильно стандартизировано и не имеет значимых различий. Все операционистки теперь носят шейные платки, а какой у них корпоративный цвет — так ли это важно?
  • Негативный личный опыт общения с банками — это показательная, как мне понимается, истерика клиентки в офисе Райффайзенбанка, о которой я упоминал выше. И — совершенно не устроивший меня уровень сервиса, с которым я столкнулся в Балтийском Банке. Их карта за рубежом работать отказывалась в 100% случаев обращения. Кроме того, неприятные воспоминания остались о многочеловекометровой очереди в их центральном офисе и, соответственно, о нерасторопности сотрудников при обслуживании этой очереди. Надеюсь, что сейчас у них дела идут на лад и их клиенты довольны. Но я там больше не обслуживаюсь.
  • Копить особо не получается. Пока приходится больше тратить. Покупал комнатку в большой коммуналке в историческом центре — мое первое собственное жилье в Петербурге. Потом сестре покупал квартиру. Потом — уже себе, для нее и брал первый в моей жизни банковский кредит. Поэтому любимая статья расходов, как бы снобистски это ни прозвучало (смеется), — это недвижимость в Петербурге.
  • Семейный бюджет для меня — это прежде всего вопрос самодисциплины. Не могу сказать, что планирование доходов и расходов является насущной жизненной необходимостью. Просто, обращаясь к опыту зарубежного обывателя, на планировании бюджета мы бы могли тренироваться в упорядочивании и в оптимизации каких-то очевидных явлений. Например, если бы я был иностранцем, то сказал бы своей девушке: «Дорогая, у нас на ближайший месяц есть два варианта. Либо мы едем на месяц на Кубу. Либо выплачиваем очередной взнос по кредиту и живем на 1 500 рублей в неделю, но зато через полгода снова становимся свободными людьми…» К сожалению или, может, к радости, живем мы в России, и живем по-русски: пока есть деньги — гуляем, выплачиваем кредиты, летаем на Кубу, а деньги заканчиваются — объявляем голодовку.
  • Свои первые деньги я заработал в относительно нежном возрасте. После окончания восьмого класса (а в то время я и моя семья жили в Ставропольском крае, в городе Новоалександровске) отец устроил меня в местном совхозе кидальщиком овец. Для городского жителя звучит, конечно, диковато. Но на самом деле это обычная монотонная и тяжелая работа, связанная со стрижкой овечьей шерсти. За две недели этой работы я порядком вымотался — при том, что тогда серьезно занимался спортом и был в отличной физической форме. Помню, заработал я по тем временам какие-то огромные, просто астрономические деньги, которых хватило на фирменные кроссовки Phenix и на железнодорожный билет туда-обратно в деревню к бабушке.
  • Банковской системе, получается, я доверяю ровно настолько, насколько она готова доверять мне. На сегодняшний день уровень такого доверия оцениваю в 50%.
  • Будущее банковской системы России вижу вполне отчетливо: укрупнение банков будет только нарастать, мелкие игроки будут уходить с рынка пачками. В итоге останется всего 15—20 крупных (по российским меркам) кредитных учреждений. И вот только тогда, когда все «взрослые» игроки окончательно определятся, начнется нечто, похожее на настоящую конкуренцию и борьбу за клиента. Полагаю, такое принципиально новое качество банковской системы сформируется году к… 2018-му.

    Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург).