• Как таковой проблемы выбора кредитно-финансовой организации для меня не существует. Если я обратился в банк за кредитом и мне здесь не отказали — значит, я его клиент. За заемными средствами обращаюсь регулярно, так как привык жить под будущие заработки. Мне так удобно. Хотя я совестливый заемщик с идеальной кредитной историей, случается, что ко мне относятся с плохо скрываемой настороженностью. Прежде всего потому, что возраст у меня пенсионный. Это, как я понимаю, регламентируется соответствующими внутренними банковскими инструкциями. Впрочем, с порога мне отказали в кредите всего раз. Да и то потом резко передумали и какое-то время названивали с извинениями и предложениями, от которых невозможно отказаться. Называть банк не буду, хотя и очень хочется.
  • Вести дела с одним банком, к сожалению, не получается. Приходится постоянно искать и выискивать кредитные предложения с условиями, хоть как-то отличающимися от «в целом по рынку». В недавнем прошлом брал кредиты в Балтинвестбанке, Росбанке, Райффайзенбанке. Суммы самые что ни на есть среднестатистические для потребительского кредита: 350—400 тысяч рублей. Ремонт в квартире делал. Дачу достраивал. Машину менял. Ну и так — на текущие расходы немного. Сейчас у меня кредит под 18,9% годовых. Считаю, что это уже очень дорого. Нормальная ставка — ну никак не выше 14% (уточню, что для заемщика с таким трепетным отношением к собственному долгу, у которого нет никаких вопросов по срокам погашения кредита). Очень вероятно, что в скором времени банки будут конкурировать еще острее и начнут учитывать не только плохие клиентские кредитные истории, но и вполне благополучные.
  • Про другие распространенные банковские продукты сказать ничего не могу — практически ими не пользуюсь. Открытых депозитов нет. Театральная зарплата приходит на карточку в Банк Москвы. Карточкой оплачиваю покупки только в заграничных поездках. Впечатления самые позитивные: все работает, как швейцарские часы, никаких сбоев, никаких проблем. В России покупать по карте нет никакого практического смысла: Интернет даже в столицах очень медленный, через раз все виснет, операции с картами некомфортны ни для клиента, ни для окружающих. Кроме того, пышным цветом цветет карточное мошенничество. И что самое неприятное, практически в любой острой ситуации с карточным воровством банк занимает нелюбезно-индифферентную позицию: «Ах, у вас украли деньги с карты? Ну так ищите сами». У меня таких историй не было. Знакомые, сослуживцы рассказывали о подобном не раз.
  • Конечно, в каждом банке не только меня, но и я встречаю по одежке. Редко-редко теперь можно увидеть банковского сотрудника с внешним видом, вызывающим не самые позитивные ассоциации. В основном стандарт нейтральной ухоженности стал повсеместным. Лично мне не особенно симпатична униформа — она почти всегда гасит в человеке искру личного обаяния. Думаю, увлечение стандартной одеждой скоро сойдет на нет. Это явно детская болезнь роста. Мы ведь повторяем то, что весь остальной мир прошел 15—30 лет назад. Если посмотреть на сотрудников банков в европейских странах, они на рабочем месте одеты по-человечески.
  • Мой двоюродный брат банкир. Был председателем совета директоров одной из кредитных организаций. Сейчас работает в Сбербанке. Беззастенчиво пользуюсь родственными узами для получения консультаций по текущей ситуации на банковском рынке.
  • Никогда деньги не копил. Поэтому в советские времена у меня принципиально не было сберегательной книжки. Сейчас тоже в накопительстве не участвую. Хотя особым образом структурированная действительность делает все, чтобы пробудить в каждом человеке дух погони за матценностями. Любимая статья расходов — что угодно, но только не роскошь. Не понимаю, как нормальный человек может вестись на так называемые статусные вещи — дорогие автомобили, яхты, вертолеты, бриллианты. В этом нет ни малейшего смысла. Разумеется, у человека должно быть все то, что упрощает и облегчает его жизнь. Но все, что сверх того, — это от лукавого. Поэтому если у меня нет средств на шопинг, я не только не переживаю об этом, но даже не задумываюсь.
  • Семейный бюджет целиком и полностью ведет супруга. Моим делом было работать, заниматься творчеством, зарабатывать средства к существованию семьи. А что покупать, всегда решала супруга. Конечно, мы обсуждаем какие-то значимые траты: мебель выбираем вместе, что-то для сезонного гардероба. Но по большому счету у меня нет ни времени, ни желания погружаться в проблематику шопинга.
  • Самые первые свои деньги я заработал в кино. Еще будучи студентом ЛГИТМиКа, снялся в главной роли. Гонорара за съемки хватило на вступительный взнос для покупки двухэтажной квартиры в знаменитом ленинградском кооперативном доме «Синяк» возле крейсера «Аврора» (неформальное прозвище большого дома на Выборгской набережной объясняется нетипичной ярко-синей кафельной облицовкой внешних стен. — Прим. авт.). Квартира была безумно дорогая, первый взнос — 7 800 рублей. Столько стоил автомобиль «Жигули». Но у меня в год было по две главные роли. Поэтому кооператив я выплачивал более-менее беспроблемно. В начале 1990-х, когда деньги многократно обесценились, мой многолетний невыплаченный взнос за кооператив обесценился тоже. И я понял, что мне в жизни впервые крупно повезло с деньгами.
  • Доверяю ли я банковской системе… Скорее нет, чем да. Стараюсь относиться ко всему, что касается моих взаимоотношений с банками, с трезвой настороженностью. Во-первых, даже меня время от времени «вздергивают» истеричные СМС такого примерно содержания: немедленно, срочно, сегодня же погасите задолженность перед банком имярек, иначе… Какая задолженность?! У меня очередной взнос внесен на две недели раньше срока. Приезжаю в банк с квитанцией об оплате. Выясняется, что «долг» — это 151 рубль за некое «ведение счета», оплаты за который в этом самом банке раньше никогда не было! В результате куча потраченного впустую времени, капитально испорченное настроение и желание не иметь с этим банком никаких дел в будущем. Во-вторых, финансовые пирамиды, дефолты, банковские крахи — они не проходят даром. Память о подобных событиях не исчезает и через десятилетия. Отлично помню, как напряженно работал офис одиозного Чара Банка в Московском доме кино. Многие очень известные актеры тогда вложили в него свои последние деньги и потеряли их навсегда. Меня спасло только то, что в то время я был абсолютно безденежным актером.

    Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург)