• Мои основные счета сейчас находятся в ЮниКредит Банке. Все мои гонорары от издателей (в том числе — зарубежных), от кино- и телекомпаний (если речь идет об экранизациях) аккумулируются также в этом учреждении. Основным критерием выбора на тот момент была надежность. Решение принималось в 1999 году. Незадолго до этого, в дефолт августа 1998-го, все мои средства, в том числе гонорары за написанные на тот момент книги, находившиеся в Инкомбанке, пропали. И никоим образом не были мне возмещены. Поэтому при выборе нового банка я прежде всего искала организацию с нероссийским капиталом и с нероссийским же менеджментом. На тот момент банк назывался как-то по-другому, сейчас уже и не вспомню, как именно. С первого дня обслуживания в нем я являюсь VIP-клиентом. У меня есть свой менеджер. Однако я крайне редко с ним контактирую, так как мой директор (он же литературный агент) имеет генеральную доверенность на осуществление всех банковских операций, и поэтому общается с банком прежде всего он.
  • Поскольку я человек крайне немобильный и не люблю отклоняться от привычного маршрута дом — офис — дом, ездить в отделение банка для меня всегда было чем-то сродни наказанию за несовершённый проступок. Я очень довольна таким положением вещей, когда банк знает обо мне, я знаю о банке, но и только. Вполне возможно, именно поэтому я обслуживаюсь в «ЮниКредите» уже больше десяти лет.
  • Средства храню во всех трех основных для России валютах — в рублях, евро и долларах. О пропорциях сказать затрудняюсь, основные сбережения — в рублях.
  • Банковский кредит не брала никогда, поскольку являюсь принципиальным противником жизни в долг — в любых ее проявлениях.
  • Заходя в любой банк, я прежде всего обращаю внимание на наличие и на степень понятности указателей и информационных табло. Если в банке позаботились о том, чтобы быстро и верно сориентировать впервые пришедшего к ним посетителя, значит, и все остальное для моего удобства здесь так же тщательно предусмотрели. Если я вошла и не понимаю, к кому мне обратиться с моим вопросом, и на меня никто не обращает никакого внимания, я разворачиваюсь и ухожу.
  • Негативный опыт общения… Если не считать истории с Инкомбанком и с внезапно лопнувшим банком «Сенатор», где у меня находился срочный депозит на вполне солидную сумму, все остальное мое общение с банками — исключительно положительное. Иногда даже с легким привкусом анекдотичности. Года два с половиной назад Газпромбанк праздновал свое 20-летие. И в честь этого достопамятного события открывал срочные депозиты под 20% годовых (при условии размещения вклада на два года). Я заехала в первое попавшееся мне по пути отделение и открыла именно такой «юбилейный» вклад. А потом, что естественно, благополучно про него забыла на два года. И тут мне приходит оповещение об окончании срока вклада. Я опять-таки заезжаю в первое попавшееся отделение Газпромбанка и говорю: так, мол, и так, срок вклада подошел к концу. Операционистка щелкает по клавишам компьютера, куда-то звонит, а потом смущенно мне говорит: «Извините, но у нас сейчас не будет столько денег, чтобы выдать вам ваш вклад. Не могли бы вы заехать к нам в понедельник?» (Дело было в пятницу вечером.) Ну я, конечно, поудивлялась — чтобы в Газпромбанке и не было такой суммы?! А когда я приехала туда в понедельник и мне в кассе начали выгружать целую гору из банковских упаковок, я поняла, что смущение, с которым операционистка говорила мне о недостатке у них денежных средств, вполне оправданное: действительно, в банке не может быть в наличии в любой момент времени столько денег. Просто я была уверена, что положила два года назад одну сумму, а на самом деле она оказалась значительно больше.
  • За рубежом наличные я использую только для того, чтобы оставлять чаевые в ресторанах. Все остальные траты — исключительно по карте «ЮниКредита». Очень удобно.
  • Люблю тратить. Самая приятная для меня статья расходов — это подарки. Всем, кому угодно: друзьям, родственникам, приятелям, старинным знакомым, родственникам родственников.
  • У меня всегда была и остается очень хорошая память. Но я патологически не способна запомнить состояние своих банковских счетов. История с Газпромбанком — яркое тому подтверждение. Поэтому раз в три месяца, не чаще, я прошу своего директора распечатать выписку о состоянии моих счетов. И в зависимости от увиденного я планирую ту или иную большую покупку. Потом я благополучно не могу найти эту распечатку. Месяца два ее ищу с перманентной настойчивостью. А еще через месяц заказываю новую. Примерно такое у меня планирование. Если же выписка все-таки не теряется в первые несколько дней, я постоянно в нее заглядываю и начинаю понимать, что я могу себе позволить в нынешнем году, а что — в следующем. В чем мне надо ужаться, а в чем пока и без ужиманий все более-менее нормально.
  • В 2012 году у меня было только одно большое приобретение — это квартира в Баден-Бадене площадью 200 квадратных метров. Каждый год я туда езжу на лечение. И после одиннадцати таких поездок мне стало ясно, что квартира — это удобнее, комфортнее и, как ни странно, дешевле, чем проживание в отеле на время санаторного лечения.
  • К сожалению, я очень люблю комфорт. К сожалению — потому что он очень дорого стоит. В поездках у меня VIP-залы, бизнес-класс, хорошие трансферы на хороших машинах. Я уже старенькая. У меня больной организм. И если поездка некомфортная — я после нее «мертвая». Я плачу деньги, чтобы ехать с комфортом. Зато, добравшись до отеля, я абсолютно готова и к деловым переговорам, и к творчеству, и к знакомству с новым для меня городом — да к чему угодно!
  • Свои первые деньги я заработала на втором курсе университета, когда мамина подруга, работавшая в штабе МВД, пригласила меня поработать переводчицей. Это было реферирование иностранных журналов. Раз в месяц мне приносили стопку английских, американских и канадских журналов по полицейской работе, криминологии и праву. Я должна была прочитать их, выбрать все, что имело практический интерес для нашего МВД, и сделать сжатый перевод самого главного в прочитанном материале.
  • Мой первый писательский гонорар составил 68 рублей — за публикацию повести в трех номерах журнала «Милиция». В издательстве «Эксмо» за права на книгу «Шестикрылый серафим…» мне заплатили 600 долларов. Я была счастлива бесконечно! После 68 рублей это была целая куча денег! Мне нужно было купить две вещи — шубу на зиму и компьютер, чтобы писать книги. Денег хватало на что-то одно. Я склонялась к шубе. Мама послушала мои доводы и резюмировала: «Компьютер. С его помощью ты заработаешь и на шубу, и на что-нибудь еще. А шубой не заработаешь ничего». Я послушалась маму и за 600 долларов купила компьютер. Мама плохого не посоветует.

    Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург)