• Большой театр сотрудничает с Банком Москвы, так сложилось исторически. Мне лично этот банк тоже очень подходит, потому что его центральное отделение находится на Тверской рядом с моим домом. Мне нравится, когда в любой момент я могу войти в отделение банка и решить любую свою проблему. С Банком Москвы я уже более десяти лет. Конечно, у меня VIP-обслуживание, и наряду с зарплатным счетом я открыла еще и счета для получения денег по контрактам из-за границы. Оперным звездам зарубежные театры всегда платят исключительно по безналичному расчету.
  • Еще я преподаю в Академии имени Гнесиных. Там у нас зарплаты идут через банк «Уралсиб», и у меня возникла небольшая проблема. Банкомат в академии есть, но вот в других местах я получить информацию о балансе на счете, к сожалению, не могу, то есть вокруг моего дома отделений у банка нет. Это не очень удобно.
  • У меня два агента из Англии, поэтому некоторое время я работала с таким всемирно известным банком, как HSBC. В него меня «привел» конкретный театр, который сотрудничал именно с данным брендом, и за свои выступления в Англии, Шотландии, Америке я получала гонорары в основном через HSBC.
  • Когда я вхожу в отделение банка, мне очень важно ощутить атмосферу. Она должна быть сродни второму дому, не удивляйтесь. Я хочу чувствовать о себе заботу, чтобы меня сразу заметили, приветливо отреагировали на мое появление — именно так, а не иначе. Недавно запомнился случай. Захожу в отделение Банка Москвы, стоит симпатичный парень-менеджер, и первое, что он произносит в мой адрес: «Какой у вас замечательный парфюм! Вам он так идет». Я понимаю, что это всего лишь одна из деталей подхода к клиенту, но, черт побери, это подействовало, и настроение заметно улучшилось. Я даже мужу вечером об этом рассказала…
  • Я знаю, что банки меняются, развивают технологии, все это идет от компьютера, а я с ним не сильно дружу, если честно. До недавнего времени вообще не могла найти подхода, пока муж не подарил iPad. Ну тут уж совсем надо быть вокалистом (смеется), чтобы его не освоить. И все же еще раз подчеркну, что в банке должно быть домашнее расположение, даже если ты просто забежал в отделение погреться. Я подобный подход не раз встречала на Западе. Мы доверяем банку деньги, свои персональные данные, и это доверие, по-моему, дорогого стоит.
  • Из всех валют мира я доверяю рублю. Объясню. Даже если у тебя деньги отложены в долларах или евро, то все равно ради насущных нужд мы чаще всего их меняем на рубли.
  • Кредит брала пока единожды. Мы купили в семью автомобиль BMW X5 в кредит на пять лет. Марка BMW — один из спонсоров Большого театра. В этой связи мне предложили специальную цену и оформление кредита через Райффайзенбанк. Половину суммы я заплатила сразу, а вот остальное разбросали на пять лет. К кредиту мы подошли очень ответственно, я обычно прихожу в банк заранее и все погашаю до последнего цента. Однако тут меня однажды подвел сам банк. Менеджер предложила округлить сумму и, вводя данные, две цифры поменяла местами. В результате через несколько дней мне стали приходить гневные и, на мой взгляд, оскорбительные СМС. Меня обвиняют в задолженности, текст неприятный, мы тут же бросаемся выяснять, что случилось… Оказывается, я должна банку за последний платеж несколько центов!!! Муж объяснил представителям банка, что на народных артистов России так оголтело набрасываться не следует, Райффайзенбанк принес извинения, и нам объяснили, что тексты посланий составляет машина. Теперь я плачу ежемесячно ровно ту сумму, что указана, и больше ни на какие округления не соглашаюсь.
  • Гонорары артистов на Западе — это всегда сугубо индивидуальные договоренности через импресарио. Раз у вас ресурс специализированный, то могу сказать, что, например, в Метрополитен-опера максимальный гонорар солисту первой партии в сложной опере может достигать 15 тысяч евро за один выход на сцену. Я была приятно удивлена, когда за неделю репетиций мне также принесли чек. Есть у них еще такое понятие, как страховка солиста. Ты можешь быть во втором составе и просто находиться в соседней комнате во время спектакля, за это тебе тоже положен гонорар в 3 тысячи долларов. Таковы правила и отношение к людям искусства в Америке. А вот в Италии из-за экономического кризиса начали закрываться театры, стали сокращаться гонорары артистов, упали они и в Ла Скала. Из-за этого лично я потеряла пять контрактов. Одна постановка — это полтора месяца жизни, это аренда квартиры, покупка еды, масса иных затрат, мы платим большие налоги, в Италии они составляют более 30%, определенный процент нужно еще отдать агенту. Поэтому порой мне выгоднее отказать, чем согласиться на то, что предлагают.
  • Постановка оперы — это очень дорогой процесс, почти что концерн. Должно быть три состава певцов на каждую партию! Хор (два состава), миманс (два состава), балет, декорации, костюмы… Сейчас стало модным, когда декорации делают при помощи света. Так я пела в «Макбет» в Ницце. Если говорить про Большой театр, то самые дорогие постановки — это «Набукко», костюмные русские оперы «Хованщина», «Борис Годунов».
  • Мои любимые траты связаны обязательно со сценой. Это различные аксессуары и, конечно, ноты. Я привожу их со всего мира. Очень немного певиц в мире владеют тем репертуаром, что исполняю я. Нас можно пересчитать по пальцам одной руки. Поэтому ноты редких опер и арий я приобретаю постоянно.
  • Напряжение в Большом театре существует, и труппа это ощущает. Началось все с ухода Янина, лично мое мнение, что его оклеветали. Ведь для того, чтобы артисту достичь определенного статуса, нужна порой целая жизнь, а чтобы все перечеркнуть — одна минута. История Филина и Дмитриченко. Мы до сих пор не верим, что такое могло случиться, ужасно переживаем за обоих… Все знают Павла как очень отзывчивого, способного прийти на помощь человека, он всегда с открытой душой. Поэтому за подписью 300 артистов было написано письмо к властям с просьбой создать независимую комиссию и разобраться в причинах происходящего. Ведь такие истории не возникают спонтанно. Все это очень больно и неприятно для тех, кто работает сегодня в Большом театре.

    Беседовала Елена ИЩЕЕВА