• Банки никогда не выбирал. Это всегда складывалось само, случайно. Например, лет семь назад заводить российскую банковскую карту у меня не было ни потребности, ни намерений. Однако некая художественная премия мне присудила приз, у которого была и денежная часть тоже. Ее мне вручили на банковскую карту Альфа-Банка. С тех пор я пользуюсь той «премиальной» картой. И она меня вполне устраивает. Вообще, у меня не настолько много денег, чтобы они не смогли все поместиться на одну карту. Поэтому я совершенно искренне бываю удивлен, когда вижу у какого-нибудь человека — в магазине или ресторане — бумажник, туго набитый массой разнокалиберных пластиковых прямоугольничков.
  • В Альфа-Банке хорошо. Мне, так понимаю, очень повезло с менеджером, которая занимается моими делами: чувствую реальную человеческую поддержку по любому вопросу, возникающему у меня к банку или у банка ко мне. Впрочем, повторюсь: денег у меня не аховое количество, чтобы подобный диалог велся регулярно и напряженно. Но тем не менее считаю и ощущаю себя абсолютно счастливым клиентом. Особенно когда менеджер терпеливо и любезно объясняет мне в сто первый раз правильный алгоритм действий в интернет-банке. На ее месте я бы уже давно плюнул и предложил такому бестолковому клиенту перейти в другой банк и уже там морочить голову другому несчастливцу. Несмотря на мою дезориентированность в виртуальных пространствах, я пользуюсь интернет-банком весьма активно: это очень удобная вещь, избавляющая от огромного количества поездок по всегда забитой транспортом Москве.
  • Сбережения держу в рублях. Есть какие-то «крохи» в евро, оставшиеся от той поры, когда я жил и работал за границей. Но их вряд ли можно назвать гордым словом «сбережения». Скорее, это остатки на счетах в двух иностранных банках — в итальянском Banca Nazionale del Lavoro и во французском BNP.
  • Банковским кредитованием не пользовался ни разу. Когда у меня была реальная потребность в подобной услуге, в России рынок кредитования находился в самом зачаточном состоянии. И это была такая редкость и экзотика, что о ней и слышал-то далеко не всякий человек в нашей стране. Банки тогда больше напоминали не учреждения сервиса, каковыми они по сути своей всегда являлись, а великие, ужасные и не доступные для понимания простыми смертными полубожественные «субстанции», приближаться к которым без острого ощущения комплекса собственной неполноценности совершенно не представлялось возможным. Сейчас мне деньги в количествах, превышающих скромный прожиточный минимум, не нужны. Поэтому полагаю, что банковский кредит так и останется для меня чисто научной абстракцией.
  • Банк я оцениваю точно так же, как и любого впервые встреченного человека, — «по одежке». Как выглядит интерьер, как персонал общается между собой и с посетителями, много ли людей сидит в очереди и что это за люди… Общее впечатление от заведения складывается быстро, минут за пять. И не было еще случая, чтобы это первое впечатление потом сильно корректировалось.
  • Я много времени провел за границей, где, конечно же, пользовался услугами тамошних банков. До сих пор, вольно или невольно, сравниваю «там» со «здесь». Те, кто настроен резко отрицательно к нашим реалиям и при этом боготворит европейский «рай на земле», конечно же, субъективны и предвзяты. Очень много сходного, однотипного, похожего, малоотличимого: мир глобализируется, все смотрят одни и те же фильмы (к сожалению, американские), потребляют примерно одни и те же товары и услуги, ездят на примерно одних и тех же автомобилях и отдыхают на одних и тех же пляжах…
    Чем мы отличаемся от них, так это уровнем тревоги «по жизни». У нас в разы больше всяких потенциальных опасностей. И у нас полностью игнорируется важность эмоциональной составляющей клиентских впечатлений. Если снимаешь деньги в банкомате, то ты должен сто раз себе напомнить проверить, нет ли на нем «накладки», которая лишит тебя и того немного, что имеешь. Если идешь в банк менять валюту, то самый низкий, невыгодный и неприятный курс обмена — именно в банке. Хотя, по идее, банк должен быть главным источником позитивных эмоций — если, конечно, он заинтересован в росте клиентской базы. «Там» всё наоборот: банк не игнорирует тебя, но всеми силами старается тебя к себе «привязать». Причем не кабальными условиями, не мелкими «звездочками» в многостраничном кредитном договоре, а продвинутым сервисом и общим позитивным настроем.
  • Копить не умею. Чтобы иметь какой-то специальный счет, выстраивать сберегательную стратегию, проценты, дебет-кредит… Совершенно нет! Всегда к этому относился легко и спокойно. Наверное, поэтому самое начало 1990-х годов я встретил весьма обеспеченным по советским меркам человеком. У меня было вполне стабильное материально независимое будущее, которое я себе представлял, исходя из той суммы, которая лежала у меня на книжке в Сберкассе (ныне Сбербанк). Однако жизнь страны (и моя тоже) совершила резкий поворот. И я остался совершенно ни с чем. Материально независимое будущее закончилось, так и не начавшись. Пройдя середину жизни, мне пришлось начинать все с самого начала. Ситуация была просто аховая. Правда, мне совсем немного повезло. В том смысле, что сразу после гибели Советского Союза мне поступило предложение поработать за границей, куда я сразу же и уехал. Те мои знакомые, приятели и друзья, кто остался здесь, практически все пережили тяжелые личные или профессиональные трагедии. Так что после 1990-х значение банка в жизни отдельного российского человека мне сложно переоценить.
  • Самые первые деньги я заработал в 16 лет — сразу после школы, когда не поступил в институт с первого раза и пошел работать учеником чертежника в архитектурную контору. Это было близко к тому профилю, которым я планировал заниматься в художественном институте. С первой зарплаты ничего «такого» себе не купил, все деньги отдал родителям. Потом я поступил в институт, со второго курса нас загребли в армию, поскольку в институте не было военной кафедры, отпахал три года в ракетных войсках стратегического назначения, потом вернулся, закончил институт… И уже только после всего этого я стал работать дипломированным дизайнером. Практически сразу понял, что много лет потратил на учебу совершенно зря — в СССР с его тотальным дефицитом потребительских товаров никакой промдизайн никому даром был не нужен. Всё и так сметали с полок, каким бы ужасным оно ни было с точки зрения эстетики. Так я оказался в кино, где пребываю по сегодняшний день и где успел побыть весьма обеспеченным человеком, совершенно нищим человеком без будущего и, наконец, самым обыкновенным человеком с одной банковской карточкой в кармане.

    Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург)