«Интернет-банк — самая гуманная идея человечества за последние 100 лет»

«Интернет-банк — самая гуманная идея человечества за последние 100 лет»

Дмитрий Глуховский
писатель
163146
  • Не хочу рекламировать «свой» банк, услугами которого пользуюсь уже лет десять. Скажу только, что он начинается на букву «а». Что? Альфа-Банк? Ну… Заметьте: не я это сказал. Так вот. Писатель — он вообще должен только про книжки говорить, про свои или чужие. А вот сколько у него денег, сколько любовниц, сколько детей, сколько престижных литературных премий, — это все пустое, бытовуха. Вот Гришковец. Вроде бы тоже писатель. А посмотришь — нет, рекламная модель из кампании MasterCard. Сидит на берегу с пишущей машинкой и ничего не создает, кроме лирического выражения лица. До сих пор не могу ему простить эту рекламу.
  • Но если все же представить, что я говорю о деньгах (и делаю это серьезно), первое, что я бы отметил, — не настолько много я загребаю, чтобы всерьез заморачиваться значимыми нюансами всей этой проблематики. Был бы я, к примеру, Джоан Роулинг, которая, как известно, заработала миллиард, — это да, тут есть какой-то повод для размышлений. В моем же случае вполне хватает простой и каждому понятной прикладной сообразительности: тратить никак не больше того, что зарабатываешь. Ибо финансовая кабала, да еще в нашей стране, — это то, чего я не пожелаю даже своим идейно-литературным оппонентам. Да, за трилогию «Метро» я что-то получил. Сложил все в одну кучку. Оценил ее физические параметры — высоту, отлогость склонов, общее впечатление… И понял, что я хочу свою квартиру в Москве.
  • О чем я всякий раз вспоминаю в банковских стенах — это то, что и государство у нас юное и общественное сознание примерно такое же. И огромное несметное богатство от того видится большинству как предел всех желаемых пределов. Хотя на самом деле значительные суммы денег для личного употребления — это серьезная ноша, обременительное ежеминутное дело для человека, владеющего большими деньгами, а не радостное известие, озаряющее волшебной иллюминацией все его земное бытие. Каждый третий сюжет в желтой прессе построен на неприятностях, которые привнесли большие деньги в жизнь того или иного человека. В странах Западной Европы и в США эта доля меньше. Но количество богатых людей, зарабатывающих своим творчеством, там многократно большее. Поэтому создается иллюзия, что Россия в том же тренде, что и Запад. На самом деле это не так.
  • Пусть это звучит как кокетство, но еще совсем недавно я вел жизнь человека, живущего от зарплаты до зарплаты. И потому отлично помню, какая это была легкая, светлая, ничем не отягощенная жизнь. Все время и все силы занимал сам процесс добывания хлеба насущного. Ни на что другое меня (и таких, как я) не хватало. Поэтому все социальные фобии, все общественные страхи, все идейные «эпидемии» проходили мимо меня, никак не затрагивая и не побуждая к каким-то опрометчивым шагам. Богатство приводит к отрыву от действительности. Из этого я делаю вывод, что человек, небогатый изначально, счастливее по жизни любого богача.
  • Я десять лет прожил за границей, поэтому давно и безнадежно подсажен на отличный сервис. Обращаю внимание на его уровень всегда и везде − разумеется, в банках тоже. Внешне разница уже неощутима. У них с восьми утра и до десяти вечера. И у нас тот же график. У них униформа и улыбки. И у нас тоже. У них легко и просто получается вести диалог с человеком. У нас банкирам пока если и удается наладить общение, то − не со мной или с вами, а − с деньгами. Всё прямо с самого приветствия начинается. Мне говорят «здравствуйте» так, что вот отчетливо слышится: «Здравствуйте, Деньги этого человека! Ну, наконец-то вы, любимые, к нам пришли!» По-моему, это настолько распространенное явление, что уже большинством воспринимается как норма. И именно поэтому многих так жестоко «ломает» от местной жизни после приезда из-за границы: здесь и «там» диалог совсем о разном ведется, и с другими действующими персонажами. Помимо неудовлетворенности сервисом наш человек подсознательно настроен на прекращение такого некомфортного общения. И поэтому банкирам можно забыть и вообще пока не вспоминать такое понятие, как лояльность клиента. Ее просто не может быть.
  • От большого количества внезапного негатива эффективно спасает интернет-банк. Это самая прекрасная, самая гуманная идея человечества за последние лет сто. Никуда не надо тащиться по переполненной людьми Москве, не надо искать свой паспорт, не надо стоять в очередях, не надо приводить в чувства вздернутую начальством операционистку. Все делается из дома, быстро и беспроблемно.
  • Любимая статья расходов − поездки, путешествия. Никогда ничего не планирую, не расписываю, не обдумываю. Живу спонтанно, одним днем. Захотелось поехать в другую страну − собираюсь и еду. Через интернет-банк сам заказываю бронирую все: гостиницы, самолеты, билеты в театры или на концерты. Карточки обслуживаются за рубежом без серьезных проблем. Как-то раз заблокировали карту, когда в польском аэропорту пытался купить чашку чая. Оказалось, что в то же самое время по моей карте кто-то пытался получить наличные в банкомате на территории Греции. Никаких финансовых потерь для меня тот инцидент не имел. Но еще раз наглядно проиллюстрировал, насколько уязвимы современные сложные системы.
  • То, что на наших глазах произошло со Сбербанком, — безусловно, шаг в сторону цивилизации. Пока еще клиентам приходится перед операционистками стоять на ногах. На стулья денег, вероятно, организация не заработала. Но часовые очереди уже побеждены повсеместно. Поэтому если раньше я с порога видел толпы изможденных сидельцев, разворачивался и уходил, то теперь я иногда в Сбербанке все же остаюсь. Оплатить коммунальные платежи, налоговые подати, что-нибудь такое. Персонал стал лучше. Мерзкие злые тетки куда-то в один день пропали. Не думаю, что их всех расстреляли, но напугали, вероятно, очень сильно. В общем, на сегодняшний день Сбербанк − единственный российский пример позитивных перемен в сфере обслуживания. И если из «дохлого кита» удалось сделать вполне убедительную «акулу», значит, и остальных «полудохлых слонов» вроде Почты России тоже можно взнуздать.
  • Сберегать или тратить? Мне, как певцу апокалиптического жанра, было бы подозрительно и странно верить в какие-то инструменты или стратегии долгосрочного сбережения или, тем более, приумножения денег. Таких вариантов нет. Это я вам точно говорю. Все и для всех закончится не только быстро, но и плохо. Хотите сберечь свои деньги, поступайте как я. Покупайте! Тратьте на себя. И на любимых людей. Даже если мир не расколется на две половинки, даже если «Земля не налетит на небесную ось» — все равно нет ни малейшего смысла рассчитывать на благоприятный исход. На планете со 100-процентной смертностью это − самая проигрышная стратегия.
  • С валютами все еще проще. Империи рушатся. Жизнь целых стран меняется. Кто бы мог подумать в каком-нибудь 1990 году, что всего через четверть века Италия, Испания или Португалия будут на грани небытия? Инфляция сжирает то немногое, что человеку удается скопить к закату жизни. Миллиардные пенсионные фонды превращаются в пыль. О стабильности всерьез рассуждают только политики и пациенты психиатрических клиник. Поэтому как выстраивать свою стратегию сбережений — совсем не пустой вопрос. Лично я не доверяю ни одной из известных мне валют. И рубль тоже в этом смысле ничем от них не отличается. Мой совет: покупайте недвижимость. «Мой дом − моя крепость». Опять же в «крепости» не надо платить за аренду. Живешь в своем доме. Смотришь на мир «через бойницу». Отслеживаешь динамику общественных и финансово-экономических изменений. Ближайшие годы, я так понимаю, это точно будет наиболее здравым и самым невыдуманным сценарием развития событий в мире.
  • Кредиты… Знаю массу людей и огромное количество реальных историй этих людей, когда кредиты им помогали. Но даже при этом я есть и буду противником кредита. Мне очень некомфортно от самой мысли о том, что я кому-то должен, и это будет продолжаться много-много лет. В этом смысле ипотека мне видится такой утонченной изощренной пыткой, убивающей весь вкус к жизни, по сравнению с которой все «достижения» восточных цивилизаций, причиняющие боль и страдания, бледнеют и меркнут. В романе «Будущее», над которым мы сейчас работаем, есть строчка про это: покупаешь то, что тебе не должно принадлежать, расплачиваешься тем, что перестаешь быть самим собой.
  • Если не считать промысел сбора и сдачи пустых бутылок, с которым знакомы все приличные мальчики этой страны (и часть приличных девочек, кстати, тоже), то своим первым заработком считаю студенческие подработки по вечерам и в редкие свободные дни. Был официантом, грузчиком, охранником на концертах, портье в гостинице. Самые первые «творческие» деньги принесла мне работа в ГДРЗ − Московском государственном доме радиовещания и звукозаписи. По знакомству один мой приятель пригласил озвучить спектакль на библейские сюжеты. Денег дали немного, по нынешним деньгам вряд ли больше рублей 500. Отлично помню, что деньги от «радио» полностью вложил в «кино» − купил стопку видеокассет.

    Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург)