• Не могу сказать, что я активный пользователь банковских услуг. Скорее, пассивный, наученный горьким опытом кризисов и деноминаций. Больше всего доверяю наличным. Кредитками пользуюсь, но считаю их злом. Это чувство многим знакомо: каждый раз, когда приходит время ежемесячного платежа, хватаешься за голову и думаешь: на что же я потратил столько денег?! Хитрость в том, что виртуальные деньги тратятся быстрее и бездумнее.
  • У меня четыре кредитные карты, и все они — банка «Русский Стандарт». Когда-то я брал у них несколько потребительских кредитов, чтобы купить дорогостоящую технику. А потом они настолько замучили меня звонками и эсэмэсками с просьбой взять ссуду, что я сдался и взял. К тому же у меня намечался отпуск в Италии, и я подумал, что кредитка мне бы не помешала — тот же автомобиль арендовать. В общем, стал клиентом того банка, который сам себя предложил. Почему кредиток четыре? Сам не понимаю: по каким-то причинам банк не смог сделать мне одну карту с большим лимитом. И выдал четыре, но с маленьким. У меня карточки всех основных международных платежных систем: Visa, MasterCard и две карты American Express, одна из которых — Travel. Я долго пытался понять, в чем разница между ними, но так и не понял.
  • За границей без проблем работают все четыре карты. Правда, в прошлом году в Риге они внезапно перестали работать все вместе. Я был в панике! Но потом выяснилось, что я просто забыл вовремя внести деньги на счет (смеется). В целом я доволен банком «Русский Стандарт». Они всегда заранее шлют уведомления: мол, Роман Николаич, не забудьте нам денежек принести! Как-то раз я уехал на гастроли и про денежки совсем забыл. Мне позвонили из службы безопасности банка. Говорили очень вежливо. Я объяснил, что меня не было в стране, и все вопросы были сняты. Знаю, что многие относятся к «Русскому Стандарту» негативно, но меня все устраивает. Больших кредитов у меня нет, а мелкие, мне кажется, все равно у кого брать. Когда берешь миллион, разница в полпроцента существенна, а при небольшой сумме процент значения не имеет.
  • Да, иногда я опаздываю с внесением ежемесячных платежей, но банк на меня не обижается. Когда я оформлял карты, мне сказали, что я — положительный заемщик. Чтобы это проверить, банк поднимал мою кредитную историю. До того, как стать клиентом «Русского Стандарта», я брал несколько потребительских кредитов и исправно их гасил. Один из них был в банке «Хоум Кредит», который продолжает «спамить» меня СМС-сообщениями с предложением снова взять у них ссуду. Ни за что!
  • Заемщиком «Хоум Кредита» я стал случайно: хотел купить какой-то дорогущий компьютер и пошел за кредитом в ближайшее отделение Альфа-Банка. Но они мне почему-то отказали. Я обиделся и завернул в соседний офис, где располагался «Хоум Кредит». Ссуду они мне дали без проблем. Но работать с ними было очень неприятно: чтобы внести небольшой ежемесячный платеж, нужно было ехать в отделение и 40 минут сидеть в очереди. Я там даже поспать умудрялся. Все эти долгие посиделки очень бесили. «Русский Стандарт» намного удобнее: отделений полно, работают круглосуточно. Я встал на самокат, докатился до отделения ночью, внес необходимую сумму и забыл об этом.
  • Я очень хотел обслуживаться в Альфа-Банке, потому что слышал о нем только хорошие отзывы. И до сих пор ломаю голову, почему я им не понравился. Мне кажется, это беда всех наших банков — отказывать в кредите без объяснения причин. Когда сдаешь экзамен в ГИБДД и что-то не получилось, тебе честно говорят: чувак, здесь ты неправильно повернул, а там знак не увидел! Исправляй ошибки и приходи в следующий раз! А когда банк не дает кредит, он никогда не рассказывает, почему. Клиент и рад бы исправиться — привести финансы, документы в порядок, да только не знает, за что хвататься-то?
  • Я пользовался услугами разных банков, но идеального так и не нашел — у всех свои недостатки. В силу возраста первым моим банком был Сбербанк. Тогда еще сберкасса. Мне было лет девятнадцать, я начал гастролировать со своим первым профессиональным коллективом. Потихоньку копил деньги и откладывал их на сберкнижку. Потом мы образовали «Технологию». И однажды в комиссионке — а в то время только там можно было купить импортные вещи — я увидел роскошную кожаную куртку. На моем счете накопилась приличная сумма, 850 рублей, и я отправился в сберкассу за своими деньгами. Местные тетеньки устроили мне настоящий допрос с пристрастием: «Молодой человек, а откуда у вас столько денег?» Я говорю: «Здрасьте! Я вам их три года носил по копеечке!» А они: «Ну нет, вы объясните!» В общем, тогда я возненавидел Сбербанк в первый раз.
  • Позднее я стал получать деньги за свои песни от Российского авторского общества, мне опять завели сберкнижку. Тогда я открыл для себя второй величайший косяк Сбербанка: получать деньги можно было только в том отделении, где книжка была выдана. Приходилось ездить через пол-Москвы, в отделение рядом с РАО, чтобы снять свои средства. Сейчас деньги выдают в любом отделении, но в пределах Москвы. В другом городе их снять не получится, я пробовал. Предложили завести карту, но я отказался. Зачем? Ради тех копеек, что я получаю как автор песен? Обслуживание карты дороже обойдется. Приходится до сих пор валандаться со сберкнижкой. Но в какое бы отделение я ни пришел, везде чувствую дух тех теток, что допрашивали меня в далеком 90-м году.
  • Копить деньги я не умею. Каждый раз, как накоплю, вижу что-нибудь такое, что мне обязательно нужно. И, махнув рукой, покупаю. Больше всего денег трачу на технику для создания и записи музыки. У меня 29 синтезаторов. Многие из них, конечно, уже морально устарели и упали в цене, хотя в свое время я отдавал за них кругленькие суммы — порядка трех тысяч долларов. А лет десять назад я решил подсчитать, сколько потратил на всю эту аппаратуру. Мне стало дурно: на эти деньги можно было купить трехкомнатную квартиру в Москве!
  • Творческие проекты мы с группой финансируем из собственного кармана. С каждого концерта откладываем 5%, и эти деньги у нас копятся. Так что в случае необходимости мы можем и клип снять, и другие расходы оплатить. А буквально вчера один человек задал мне вопрос на Facebook: инвестируют ли сейчас деньги в музыкальные проекты с текстами оппозиционной направленности? Я ответил, что сейчас вообще никто не инвестирует в музыку. Время спонсоров прошло. Только пресловутые богатые папики готовы вложиться в музыкальный проект, но только для того, чтобы сказать при случае: «Нехай моя баба еще и поет!». Инвестирование в музыку потеряло всякий смысл в связи с тем, что государство не может наладить контроль над нелегальным музыкальным контентом. Последний «антипиратский» закон сделан через задницу и вообще ничего не решает. Он бьет по рядовому пользователю, не защищая интересы артиста. Последний альбом «Технологии» вышел в 2009 году, мы презентовали его в Питере, а на следующий день в Сети было 550 тысяч ссылок на бесплатное скачивание. Притом что на концерте мы продали не больше 300 дисков! Но я все равно считаю, что сажать людей за то, что они скачали «пиратскую» музыку, — неправильно. Нужны стимулирующие меры. В той же Франции, например, в конце 80-х годов был принят закон, который обязывал радиостанции и телеканалы 50% музыкального эфира «закрывать» французской музыкой. Кроме того, музыкантам как творческим работникам выплачивалось пособие в размере, если не ошибаюсь, полутора тысяч франков. Это дало свои плоды: меры привели к всплеску количества и качества французской музыки, а люди начали покупать пластинки французских исполнителей. У нас в стране все сложнее. Артисты на продаже дисков не зарабатывают. Их можно продать только на концертах. Мы, например, после выступления еще целый час стоим и раздаем автографы, потому что только в этом случае диск приобретает для покупателя хоть какую-то ценность.
  • Я совершенно не доверяю российской банковской системе и тем переменам, что происходят в нашей экономике. Я вижу, что государство пытается захватить контроль над всеми финансовыми потоками. Первый звоночек — запрет наличных платежей с определенной суммы. То есть если человек всю жизнь под матрасом копил деньги на машину, то он не сможет просто достать их и пойти купить авто. Я считаю, это просто нарушение экономической свободы человека! В то же время я понимаю, что большие деньги должны вызывать подозрение, потому что они могут быть нажиты преступным путем, но в своей подозрительности власть начинает переходить границы.

    Беседовала Татьяна КАЛИННИКОВА