• Идеи для операций со своими банковскими счетами я часто придумываю не сам — об актуальных веяниях в мировой экономике и финансовой системе мне рассказывает жена. Она доктор экономических наук, профессор и работает в МГИМО на кафедре европейской интеграции (Ольга Буторина. — Прим. ред.). Поскольку ее специализация — европейская экономическая интеграция, экономический и валютный союз ЕС, международная валютно-финансовая система, валютная интеграция, экономика ЕС, отношения России и ЕС, то и ее советы, как правило, состоят в том, чтобы больше внимания уделить евро и меньше — доллару и рублю. Случается, я иду на поводу у этих «проевропейских» настроений. Но обычно восстаю и, вопреки советам профессора экономики, все равно делаю выбор в пользу любимого и вполне понятного доллара. Понятного — по причине длительного периода в новейшей истории, когда инфляция была безудержной, а доверие к рублю — просто нулевым. Каждый день начинался с ознакомления с главной новостью дня — курсом обмена наличной валюты. Кстати, некоторые банки давали тогда по срочным рублевым депозитам 1000% годовых. Отлично помню эту ужасную в своей математической красоте цифру.
  • Обычно размышления над непростой судьбой евровалюты у меня начинаются сразу после получения гонорара за очередную вышедшую книгу. И каким бы ни было ее содержание — публицистическим или художественным, — я стараюсь добиться устойчивости моей личной финансовой системы. В наше время устойчивость — это основа основ.
  • Банки выбираю редко и стараюсь действовать осмотрительно. Мое общение со Сбербанком длится уже второй век. Причем большая часть этих отношений приходится на государственные трудовые сберегательные кассы. Мне нравится Сбербанк. Во-первых, он не просто огромен — он тотален. И, как говорил мне один известный российский банкир, деньги надо держать в Сбербанке: «Он рухнет последним, и, если такое случится, после этого уже будет просто не нужно думать о каком-либо спасении». Во-вторых, он теперь стал по-настоящему удобным. Всем рекомендую «Личный кабинет» в банкомате. По старой памяти советского человека я до сих пор держу сберкнижку, на которую мне перечисляют деньги за разные работы. Так вот, я без проблем сам перевожу деньги с книжки на карточку. Кроме того, теперь счет не привязан жестко к тому отделению, в котором он был открыт. Нет необходимости ехать через полгорода, чтобы совершить банальное снятие средств. Ну и, кроме того, я лично знаком с Германом Оскаровичем Грефом, с которым мы вместе работали в Центре стратегических разработок в 2000 году.
  • Еще меня регулярно заставляют открывать счета в тех или иных банках мои работодатели или заказчики. Известная практика, когда их бухгалтерии удобнее вести все расчеты через «свой» банк. Так я познакомился с Банком Москвы и Москомприватбанком. Последний располагает (по моим ощущениям) самыми навороченными и очень дружественными к клиентам банкоматами. Одна беда — их даже в Москве очень мало. Особенных впечатлений от Банка Москвы нет. Помню только, что обслуживался в отделении с невероятно пышными историческими интерьерами. Очень красиво у них там внутри.
  • Клиент я совершенно неконфликтный. Однако несколько лет назад мне пришлось разорвать все отношения с Райффайзенбанком, в котором я тогда обслуживался, из-за совершенно глупой и нелепой истории. Операционистка (или банковская компьютерная система — до сих пор непонятно) почему-то приняла мой счет в евро за рублевый. Так мне и говорит: «У вас на счете столько-то рублей» (20 тысяч на тот момент). Все мои попытки объяснить ей, что на счете в евро не может быть остаток в рублях, окончились неудачей. Мне бы вспомнить про волшебную фразу: «Сделайте мне, пожалуйста, выписку со счета», — так нет же, я почему-то напрочь про нее забыл. И все пытался доказать, что их «рубли» — это мои евро. Недоразумение, конечно, выяснилось: через три дня прислали извинительное письмо. Но осадок остался. Поэтому в Райффайзенбанке я не обслуживаюсь. На своем опыте всем советую в таких случаях прежде всего требовать выписку со счета.
  • Кредитов банковских брать не доводилось, чему искренне рад. Я не богач, но мне хватает на все мои насущные потребности, и даже что-то получается аккумулировать на будущее. Про эту «тему» мне регулярно напоминают СМС-рассылки, письма по электронной почте и даже телефонные звонки. Кстати, тот же Сбербанк после своего «перерождения» предлагает кредиты заметно настойчивее. Я получал от него несколько весьма лестных предложений («Вам, надежному и давнему клиенту…» и все такое прочее), благодарил, но всегда неизменно отказывался.
  • Карточка Сбербанка за рубежом работает идеально. Об ужасах внезапной блокировки и запредельно высоких комиссиях знаю только с чужих слов — знакомые, приятели, коллеги время от времени потчуют меня подобными ужастиками. Лично меня все устраивает, хотя… Хотя надо, конечно, уточнить: суммы я там снимаю не астрономические, дома и автомобили по карте не покупаю. Может быть, у моих собеседников ситуации были чуть иные.
  • Копить или тратить… Отличный вопрос. С одной стороны, человек я уже не молодой, и надо всегда иметь какой-то запас «жизненной прочности» в плане финансов. На всякий случай, что называется. Но я так люблю тратить, что про все эти очевидные благоразумности могу забыть вмиг. Больше всего люблю тратить на всякие вкусные вещи. При этом я не шикую, не выбираю все самое изысканное, редкостное, особо дорогое. Просто есть у меня такая вот регулярная страсть — вкусная еда. До недавнего времени в списке покупательских приоритетов значились книги. Но когда электроника добила бумажные книги окончательно, постоянно покупать дорогие книги стало, по-моему, своего рода эстетством — неоправданным, хотя и по старой привычке вполне понятным. Еще я с симпатией отношусь к персональным девайсам. Слежу за новинками. Регулярно обновляю свой парк персональных электронных помощников. Люблю Sony Vaio. Обычно в поездках работаю на ноутбуке, только в этот раз оставил его дома, не стал везти с собой в Питер, потому что только-только сдал в издательство огромную работу. Решил отдохнуть. А жена не удержалась и взяла iPad.
  • Как-то раз мы с женой решили подсчитать, сколько же мы тратим в месяц на жизнь. Был ноябрь прошлого года. У нас получилась какая-то ну очень маленькая сумма затрат: один из нас уезжал надолго, да и больших покупок не было. В декабре получилась картина совсем иного рода: траты очень большие, несколько дней рождения у родственников, Новый год опять же. Снова не показательно. Так эта идея бюджетной дисциплины и была оставлена. Единственное, что мы учитываем, ведя наш семейный бюджет, — это чтобы в тратах не слишком забираться в минус и всегда иметь «подушку безопасности».
  • Свои первые в жизни деньги я заработал еще в школьные годы, переведя на русский язык последнее интервью Сомерсета Моэма из одного западного журнала. Перевод делал для себя. Показал получившийся результат своему старшему брату. Он работал в газете «Неделя» (в те годы — очень популярное приложение к «Известиям») и предложил мне этот текст опубликовать. Гонорар составил 24 рубля — в 1966 году это было что-то около четверти зарплаты взрослого человека.
  • Отечественной банковской системе я доверяю на 100%, не забывая при этом, что имеющая место благодать может бесследно закончиться в один миг. Такое у нас уже случалось.
  • Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург)